Очень люблю я бывать у них в театральном подвальчике, – и с сольным концертом, и на их репетициях, и на любительских капустниках. Всегда с большим удовольствием с ними сотрудничаю. Но с самыми светлыми чувствами вспоминаю наш совместный с ними спектакль «Александр Степанович грустит и улыбается», поставленный по мотивам произведений А. С. Грина.
Ведь случайно попала на их первые репетиции, но захотелось в этот спектакль внести какую-то свою лепту. Я спросила, можно ли мне «попробовать прийти как участнице».
– Ты уже пришла – сказала Елена Васильевна и стала читать четверостишие:

«Там солнце светит золотою рыбкой
На голубой ладони океана,
Там миром правит женская улыбка
И алый пламень полного стакана…»

Оказалась, это стихотворение незнакомого автора, который написал его на могиле Александра Грина в Феодосии. Я продолжала ходить на репетиции – и песни к этому спектаклю родились у меня, как нечто само собой разумеющееся. С той поры прошло немало лет, но друзья на фестивальных тусовках по-прежнему ждут старых песен из Гриновского спектакля. После этого спектакля театр «Улыбка» получил звание Народного, а я – витамин светлой радости на долгое время… А то четверостишие незнакомого автора захотелось спеть. Не удержалась сделала его припевом своей песни…

Ольга Николаева, предприниматель.
Многократный дипломант
Всероссийских фестивалей
бардовской песни

Тексты песен:

ВСЕ ОБЫЧНО

Грину посвящается

Все обычно и привычно в мире этом:
Города, вокзалы, храмы, кабаки,
Но в толпе людской средь нас живут поэты,
А еще их называют – чудаки.
Кто-то парус изобрел, – и ветер дунул,
Кто-то крылья смастерил – хотел летать,
А один чудак свою страну придумал,
Для того, чтоб научить людей мечталь.
Там солнце светит золотою рыбкой
На голубой ладони океана,
Там миром правит женская улыбка
И алый пламень полного стакана
Мы уже в толпе людской его не встретим ,
Родились мы поздно: нет его в живых,
Но надолго обрели свое бессмертье
Необычные герои его книг.
И врагов его уж больше не осталось,
И друзей, что были так ему верны.
Но зовет нас и волнует алый парус
Из далекой, им придуманной страны,
Где солнце светит золотою рыбкой,
На голубой ладони океана
Где миром правит женская улыбка
И алый пламень полного стакана.

КОГДА СВЕТИЛО ТВОЕ УГАСЛО

Когда светило твое угасло
Когда покажется, что жизнь
прожил напрасно, –
На сердце – пустота и мрак,
И сам себе ты – лютый враг,
И все вокруг так мерзко и ужасно…
Припев:
Но лишь мгновенье, одно мгновенье
Изменит все, и посетит вас
озаренье,
И жизнь покажется другой –
Отрадной, светлой, дорогой,
Как удивительного ветра дуновенье.
А может, просто
нельзя сдаваться,
И, зубы сжав, сквозь слезы
Молча улыбаться
Уметь смеяться над содой,
Уметь смеяться над судьбой,
Чтоб не упасть, и не пропасть,
И не сломаться!…
Припев:
Ищи мгновенье, свое мгновенье!
Оно придет, и посетит вас
озаренье,
И жизнь покажется другой –
Отрадной, светлой, дорогой,
Как удивительного ветра дуновенье.

ГЛУБОКОЙ НОЧЬЮ

Глубокой ночью, преданный забвенью,
Писатель наклонился над столом
С горящим взором, полным вдохновенья,
Вооруженный трепетным пером
Он пишет главы своего романа
О приключеньях у жемчужных скал,
Про одинокого морского капитана,
Который очень любит свой штурвал.
А душа моряка –
Славно море, глубока,
Ведь моряк без корабля –
Как корабль без дна,
Но лишить моряка
Корабля и маяка –
И загложет его смертная тоска
… А в доме сыро, и мороз крепчает,
И лампа непростительно коптит,
Писатель ничего не замечает.
Но тихо! Не мешайте! Он творит!
И грезятся ему иные страны
И волн морских неукротимый шквал
И сильный властный голос капитана,
А капитану грезится штурвал.
Ведь душа моряка (припев)
Не отрекайтесь и не зарекайтесь,
Судьбы своей вам вспять не повернуть
Пред Богом за грехи свои покайтесь,
Когда спешите вы пуститься в дальний путь:
Кто – на коне, кто – пеший, кто – в повозке,
Кто может просто дома помечтать,
Кто сразу – в путь, а у кого загвоздки,
Чьей спать душе, а чьей душе – летать.