Период перестройки… Зарождающаяся новая идеология угрожала денежным культом.
Тема капитала заполняла эфир. Это настораживало: духовные ценности отодвигались на второй план. Новая «религия» учила всех быть богатенькими и, соответственно, счастливыми от этого. Театр сопротивлялся. Театр нуждался в материале. Искали этот материал мучительно…

 … Надвигался юбилей А. С. Пушкина. Театр штудировал собрание сочинений Александра Сергеевича. На театральном фестивале, по нашим соображениям, ожидалось множество Дон Гуанов, Онегиных и героев Пушкинских сказок (какой же театр не любит сказки!) Первая заповедь театра, как известна, звучит в форме вопроса: «Чем сегодня удивлять буду?» Нашли «Русалку». Решили, что никакие народные театры ее ставить не будут: автор ее не дописал. Появилось
желание «удивить». Внимательно перечитали – и поняли: это наша тема! Тема денег и зла. Лидия Васильевна Дергунова принесла нам либретто А.С. Даргомыжского из его оперы «Русалка». Когда театр попытался играть текст продолжения (из либретто), стало ясно: Даргомыжский написал именно для оперного пения. И тогда решились на отчаянный поступок: дописать драму Пушкина самим.
Писать пытались и поодиночке, и всем коллективом, и по принципу Ильфа и Петрова (Все схожие мысли уничтожали). Когда мы с Еленой Васильевной приносили очередную картину (сочиненную, как нам казалось, удачно), наш главный мозговой центр в лице В. М. Ясенкова безжалостно нас обхахатывал. И мы в очередной раз понимали: опять «опрофинелись»…
Наконец – дописали. Актерский состав из студенческого театра был великолепен: Андрей Понкратов (Князь), Татьяна Иванникова (дочь мельника), В. М, Ясенков (Мельник), В. Дубровский (Козьма), А. Спиридонов (Гость на свадьбе) и другие замечательные ребята.
Помогла и замечательная задумка Володи Гребенникова: полностью черное пространство сцены, замкнутое в черную коробку, оригинальное освещение. Зрители определили финал драмы как «хорошо поставленную точку»: маленький ребенок, бросающий вызов залу своим беспомощным вопросом: «Кому теперь нужны все эти деньги ?»…
Татьяна Корсукова