Помянем, братки, Замятина – Лебедянского мужика!

«Наша жизнь – то ухаб, то вмятина,
Лихорадит озноб бока…
Ну, помянем, братки, Замятина –
Лебедянского мужика!» –

Эти строки принадлежат перу Лебедянского поэта и художника Владимира Башарина. Посвящены писателю, которого в мировой литературе называют «Гласом Вселенной совести» – Евгению Замятину. Стихотворение это – трагическое, надрывное попала комне в руки, когда театр готовил юбилейный вечер Евгения Замятина. Почему-то сразу захотелось его не читать, а спеть. Музыку сочинил, но каждый раз, когда пел – и на репетициях, и на выступление, – по мне муражки бегали.
Бывает в театре особенный творческий подъем, когда тема сразу становится «нашей». Театр готовил одновременно несколько Замятенских произведений. Очень переживали за композицию «Куйманская легенда» (по произведению «Куны»): а
будет ли понятен зрителю Замятенский «эзопов язык»? Произведение очень красивое, о трагический любви священнике и его прихожанки – девушки Марьки. Но настолько «зашифровано», завуалировано, что смысла текста воспринимается только на уровне подсознания (Возможно, оттого, что автор был сыном священника и опасался, что его обвинят в крамольности). На Одной из репетиций сидел пятилетний племянник Олеси Перехожих, главной исполнительницы. Смотрел – смотрел – и вдруг спросил: «Леся, а Марька утопилась?»- и заплакал. Мы были поражены: пятилетний мальчик понял такое сложное произведение!
Зато на Замятинской «Блохой» душа отдыхала. Это был спектакль, в котором большинство исполнителей играли впервые, но в них было столько озорства и задора, а главное – все они вместе представляли собой замечательный актерский ансамбль: (Ваня Миронов – Фанов (старик Егупыч), силач Силуян (Артем Нартов), Надя Вижайкина (девка Машка), Женя Селезнев(Левша), Денис Кузнецов (Казачок Афонька), Игорь Иншаков (есаул Платов), Леша Кособоков (Скоморох) и др.
Ну, а для меня знакомство с Евгением Замятиным явилось одновременно прощанием с театром «Улыбка». Впереди предстояли «госы…»

Владимир Воронежцев, выпускник ЛПК