Мой путь к победе

Война застала меня в Москве, когда я была в отпуске у своей тети. А работала тогда судебным секретарем в суде.
В апреле 1942 г. шла с работы мимо райкома комсомола, в окне горел чуть заметный огонек. Зашла и взяла комсомольскую путевку на фронт.
А 14 апреля у военкомата меня в числе других 35 девушек уже провожали на войну. Играла гармошка, пели, плясали. Когда сели в эшелон, я в окне увидела плачущую маму, а с папой попрощалась дома, так как он сильно болел. Поезд тронулся, позади осталось прошлое, которое сейчас, в теплушке нашего эшелона, и потом многие годы будет определяться словами „до войны”. Оживление, с которым мы недавно устраивались на непривычных нарах в теплушке, сменилось грустной, если не сказать тоскливой, задумчивостью.
Везли нас мимо Ефремове. Тут увидели и услышали бой. Было страшно, но дороги назад нет. Привезли в Тулу. Разместили в школе. Зачислили в состав части 32-го зенитно-артиллерийского полка, оборонявшего город. Командиром полка был Михаил Трофимович Бондаренко, который сказал, что задача полка заключается в том, чтобы уберечь московское небо от фашистских стервятников и Тулу, которая служит серьезной преградой для противника на подступах к нашей столице.
Начался карантин. Кто служил в армии, знает, что это такое. Мы, девушки, тоже узнали это. С раннего утра и до позднего вечера – непрерывные занятия. Изучали уставы и наставления, личное оружие, осваивали ползание по-пластунски, рытье окопов, маскировку. Чужими становились ноги, тяжестью наливались руки, немело тело, в голове крутилось одно: скорей бы отбой. Вот где вспомнились слова отца о том, что в армии главное – не жалеть себя. И мы не жаловались ни друг другу, ни тем более начальству.
После были распределены на батареи. Меня зачислили в 12-ю батарею прибористом, где командиром батареи был старший лейтенант А. Красновидов, а командиром приборного отделения М. Александров.
Хорошо изучала, прибор управления зенитным артиллерийским огнем и успешно работала на нем. Иногда сутками сидели у своих приборов, выслеживая рвущиеся к столице самолеты.
Первое боевое крещение получила именно в Туле. За 1942 год полк сбил 17 самолетов противника, в чем есть и моя маленькая заслуга. В батарее была полная взаимозаменяемость, царила дружба. Ведь все работы: зарываться в землю, перетаскивать тяжелое оборудование, боеприпасы – делали сами. 12-я батарея охраняла окраины Тулы, Мясновский поселок, дорогу, ведущую к Москве.
В одном из боев меня сильно контузило, попала в госпиталь. Когда выписали, то узнала, что 732-й ЗАП с боями двигался вперед. Была на переформировочном пункте, откуда попала в 748-й ЗАП в Сталинград. Там у нас командиром был подполковник А. М. Рутковский. Меня распределили в 12-ю батарею, где командовал В.А. Быков. Сбивали самолеты „мессеры”, „хенкели”, „Ю-88″. Наша батарея охраняла южную часть города и на запад километров 12. Сталинград уже освободили, но бои продолжались каждый день. Немецкие самолеты прорывались к городу. В Сталинграде меня перевели в отделение связи телефонисткой. Сейчас на месте сражений 748-го ЗАП в местной школе №46 Волгограда есть мемориальный музей, где собрано большое количество экспонатов, рассказывающих о подвиге зенитчиков, оборонявших Сталинград, имеется и моя фотография.
Потом в составе 748-го ЗАП освобождала города Минск, Гомель, Барановичи, Брест, Польшу. В Бреете охраняли аэродром и мост через Западный Буг и коммуникации наступающих войск 1-го Белорусского фронта. В г. Лодзь обороняли текстильные предприятия.
Из Польши полк вернулся в Белоруссию, в г. Барановичи Брестской области. Здесь была разведчицей наблюдательного поста, который находился на расстоянии 25 – 30 км от батареи. Нас было 5 человек, вели круглосуточное дежурство по наблюдению за воздушным пространством вверенного нам участка и держали постоянную связь с батареей. В случае появления в зоне наблюдения вражеских самолетов сообщали координаты цели и по опознавательным знакам, контурам или шуму мотора определяли и сообщали также о передвижении самолета и его типе. Это давало возможность и батарее готовиться к открытию огня на подходе к объекту, а летчикам выходить на перехват цели.
Жили в землянках, на определенном удалении от населенных пунктов, всегда были начеку, чтобы защитить себя и нести добросовестную службу по оповещению о противнике. Следили за состоянием и поддерживали в исправности линию связи, свое личное оружие и приборы. Но кроме этого, я успевала участвовать в художественной самодеятельности полка. За хорошую службу имела благодарности от командования.
А после демобилизации в августе 1945 года вернулась в Лебедянь, где долгое время трудилась заведующей Кузнецким клубом, в районной библиотеке, в библиотеке сельхозтехникума.
Имею правительственные награды за ратные заслуги и многие поощрения за доблестный труд. Трудовой стаж – более 40 лет. Сейчас на заслуженном отдыхе. 25 лет пою в хоре ветеранов войны и труда.
Прошло более 65 лет. Не все сохранилось в памяти. Что-то забылось, что-то под грузом прожитых лет видится по-другому.

А. Гончарова,
ветеран войны и труда,
г. Лебедянь.

материал подготовил В.В. Гольтяев