д¬ г® 
рђ¦°тЇ® м©Ё
рђЇ«жЁ­пЈў
 name=
Лебедянь 1941-1945
Лебедянь в годы войны
Лебедянь в годы войны
Елецкая операция
Истребительный батальон
103 Пушечно-арт. полк
732 Зенитно-арт. полк
Команда № 1703
Герои
Военнопленные
Мемориал
Госпитали
Воспоминания
Благодарность
   
Просим всех, кто располагает дополнительной информацией по Лебедяни и лебедянцам в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг., а также хочет высказать свои пожелания или замечания по представленному здесь материалу, связаться с редактором раздела
>>>
 
Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период.

ЛЕБЕДЯНСКИЙ
ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ БАТАЛЬОН.

 «Истребительные батальоны – военизированные, добровольческие формирования советских граждан во время Великой Отечественной Войны. Задачи их определялись постановлением народных комиссаров СССР от 24.06.1941 года «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» и «Об охране предприятий и учреждений и создания истребительных батальонов». Истребительные батальоны предназначались для охраны военных объектов и для борьбы с диверсионными, парашютно-десантными вражескими группами. Первоначально истребительные батальоны создавались в Западных областях СССР, а позже и во всех других. В каждом административном районе формировался один истребительный батальон, численностью 100 – 200 человек, а где-то и до 500 человек. Делились на роты и взводы. Уже к концу июля 1941 г. в стране было организованно 1755 таких истребительных батальонов, а так создавались ещё группы содействия».

Великая Отечественная Война 1941 – 1945 г.г.
Словарь-справочник
М.: Полит.издат. 1985 г.
Стр.195

 В нашем городе уже 18 июля 1941 г. районный комитет ВКП(б), секретарём которого был Николай Дмитриевич Чесноков, принимает решение: «Приступить к созданию отрядов народного ополчения». Вначале в Лебедянское народное ополчение был отбор, вероятнее всего по особым критериям. Были сформированы отряды и команды в городе и сёлах. Но уже 5 сентября на бюро РК партии принимаются следующие решения:
 1.Создать батальон народного ополчения;
 2. Утвердить его комендантом, участника гражданской войны,
 руководителя партизанских отрядов, члена ВКП(б) с 1928 г.,
 работающего управляющим Птицепромом, Петра Алексеевича Митина,
 а комиссаром - члена ВКП(б) с 1941 г., работающего начальником
 межрайонного отделения кинофикации, Павла Алексеевича Леденёва.

 Посты сформированных отрядов народного ополчения нередко отмечали полёты немецких самолётов на малой высоте в разных местах района. Иногда поступали сообщения из сельских советов о высадке вражеских парашютистов. Райком и Райисполком организует небольшую конную группу, для немедленной проверки таких сообщений, однако ни одно из них в дальнейшем не подтвердилось.
 Был установлен наблюдательный пункт на Колокольне Ново-Казанского Собора.

 На основе архивных документов, 15 сентября 1941 г. можно считать датой создания Лебедянского истребительного батальона. Командиром истребительного батальона на очередном заседании бюро РК партии был утверждён зам. начальника районного отделения милиции (РОМ) НКВД, Павел Исаевич Прилепин, комиссаром – заведующий военным отделом РК ВКП(б) Василий Гаврилович Шестаков. Начальником штаба утверждён инструктор РК ВКП(б) с 1939 года, начальник штаба МПВО с 26 июня 1941 г. – Павел Дмитриевич Алексеев.
 В составе батальона было два взвода – 8 отделений (групп). Бойцами истребительного батальона в основном становились партийно-хозяйственные активисты.
 Из архивных документов видно, что в начальный период войны, сложившаяся обстановка на фронтах, заставляла РК партии регулярно рассматривать на заседании бюро вопрос о состоянии и работе истребительного батальона.

 Все бойцы истребительного батальона продолжали выполнять свои должностные обязанности по месту своей основной работы. В батальоне была довольно высокая кадровая текучесть, как личного состава, так и командования батальона, о чём свидетельствуют архивные материалы.
 На учёбе по военной подготовке бойцам пожилого возраста, конечно, было трудно бегать по тревоге с грузом военного снаряжения, но были и бывалые солдаты, подтягивавшие остальных. Всё вооружение батальона на начальный период составляли несколько старых винтовок и клинков казачьего образца. Но по мере приближения фронта вопрос оружия был решён.
 Сначала бойцы истребительного батальона получили отечественные винтовки, старые каски, противотанковые гранаты и лёгкие английские пулемёты «Льюис». Но вскоре взамен отечественных винтовок были получены новые карабины «Маузер» из польского трофейного имущества. Но они, как потом, оказалось, были сплошь бракованные – рассеивали пули во все стороны. В итоге пришлось от них отказаться. Бойцы изучали гранаты МФ-1 и РГД. В городе было собрано множество бутылок, которые потом начинялись бензином и затыкались паклей.
 За короткое время батальон стал боеспособной единицей, особенно это стало заметно, когда бойцы перевооружились винтовками СВТ и показали отличные результаты на стрельбах.
 Дорожный отдел, под руководством Акулова, позаботился о холодном оружии, и вскоре в батальоне появились изготовленные из стальных рессор крепкие кинжалы в ножнах из листового железа.

 Батальон не раз поднимался по тревоге в подозрительные места города и района. Были случаи, когда при пролёте немецких бомбардировщиков над станцией Лебедянь в воздух взлетали осветительные ракеты, указывающие цель лётчикам. Но видимо у них была более важная цель, и они продолжали свой путь дальше. Патрули истребительного батальона долго безуспешно охотились за «ракетчиками», но обнаружить их так и не удалось.
 Патрули батальона тщательно следили за светомаскировкой в городе, выявляя тех, кто не выполнял должного предписания или халатно к этому относился. За подобные действия в военное время можно было запросто угодить под соответствующую статью.
 Ещё был такой случай, поздней осенью 1941 г. - однажды ночью в запертую дверь Ольховского сельсовета сильно постучали. Дежурившая у телефона сонная девушка открыла дверь. Вошёл незнакомый человек, озираясь, спросил – где телефон? Увидев телефон, он попросил девушку позвонить в милицию по срочному делу. Не понимая, что надо этому человеку она стала выгонять его из комнаты. Тогда пришелец сказал ей, что он немецкий диверсант и настойчиво требовал звонить в милицию. Было передано сообщение о высадке парашютистов возле села. По тревоге был поднят батальон, милиция и солдаты заград.отряда. Создали большое кольцо оцепления и на рассвете все парашютисты были доставлены в УГБ. Добровольно явившийся диверсант указал места, где были спрятаны парашюты и имущество диверсионной группы. Там оказалось большое количество продовольствия, советских денег, взрывчатка, рация и другое спец. снаряжение. Было и оружие с большим количеством патронов. Все диверсанты позже были отправлены на специальном автомобиле в Москву.

 Приближение фронта чувствовалось по необычному оживлению на всех дорогах. Прекратилась прямая связь с Верховьем. Последний разговор закончился сообщением о стрельбе и немецких мотоциклистах.
В сторону юга и запада от города ежедневно выдвигалась конная разведка. Однажды, возвращаясь из очередного развед рейда, группа конников обнаружила на неубранном подсолнуховом поле разбитый самолёт УТ-1. В неповреждённой кабине сидел погибший лётчик. Видимо он умер мгновенно – у него было снесено полголовы. Это поле было на половине расстояния между сёлами Волотово и Б-Попово. Подобные случаи тогда были не редкость и ни кого не удивляли. Шла война, этим многое объяснялось.

 Практически на всех главных улицах города возводятся баррикады, в административных зданиях и жилых помещениях, на колокольнях городских церквей устраиваются пулемётные точки, на некоторых стратегически удобно расположенных огородах и дворах устанавливаются миномёты и артиллерийские орудия.

 Бойцы истребительного батальона работали вместе с сапёрами, минируя город. Становилось ясно, что если произвести все взрывы, то город крупно пострадает, а его окраины вовсе будут уничтожены.
 За Кузнецкой слободой, на небольшом расстоянии от жилых домов начинались ряды длинных штабелей авиабомб, тянувшихся на полсотни метров. Базировавшиеся здесь авиационные части ушли, оставив всё это смертоносное богатство в распоряжение истребительного батальона. Сапёры долго советовались, как взрывать это имущество. Первый секретарь РК партии Чесноков Н.Д., лично проверив сообщения начальника штаба истребительного батальона, приказал не допускать никаких взрывов, произвести их только по его личному приказанию.
 Был заминирован Казённый мост – около каждого быка моста с двух сторон были построены козлы, на которых было уложено по 20 ящиков тола. Все стеллажи были соединены детонирующим шнуром, он был протянут по столбам и введён в дом конторы Госсортфонда.
 - Мост будем рвать только с немецкими танками на нём! Строго охраняйте всю шнуровую и электрическую проводку к взрывчатке.
Таков был приказ секретаря райкома Николая Дмитриевича Чеснокова.

 Но всё же не смотря на тяжёлое положение в целом на фронтах и в сложившейся обстановке в городе, 1 декабря 1941 г. был заключен «Договор о социалистическом соревновании между бойцами I-го и II-го взводов истребительного отряда при Лебедянском РО НКВД». Содержание его позволяет сделать вывод о том, что в основном бойцами взводов была молодёжь.

 Немцы взяли Елец. Командование истребительного батальона формирует отряд для заброски в тыл немцам.
Вспоминает Василий Гаврилович Шестаков, бывший комиссар истребительного батальона:
- Когда немцы подошли к Ельцу, жили на казарменном положении, буквально не выпуская оружия из рук. На случай продвижения фашистов готовились к тому, что бы организовать в городе подполье и вести скрытную войну в тылу врага. Намечалось устроить взрыв элеватора и железнодорожной станции.

 В эти трудные дни особенно чётко обозначалась глубокая сущность каждого человека, его отношение к Родине. Как-то раз в эти дни, один из рядовых батальона заявил, что отряд будет сразу уничтожен и вообще теперь ясно, что немцы нас победили…
Это было повторение содержания немецких листовок, обильно сбрасывавшихся в черте города. Решением собрания всего батальона, этот товарищ был изгнан из его рядов.

 Время шло, развед.группы батальона проникали за Талицу, они сообщали о боях в Ельце и разгроме немецких сил на этом рубеже.
Стало ясно, что все оборонные мероприятия в ближайшие полгода использованы против немцев не будут. Ни кто тогда не знал, как могут в дальнейшем развернуться военные события.

 В начале 1942 г. командный состав истребительного батальона меняется. Командиром батальона назначается начальник Лебедянского РОМ НКВД Черноногов Алексей Алексеевич, работающий на этой должности с ноября 1940 г. и награждённый за безупречную и долголетнюю службу в НКВД СССР в апреле 1938 г. знаком «Почётный работник милиции». Комиссаром утверждается второй секретарь Лебедянского РК партии Ночёвкин Иван Филиппович.
 В районе, в связи с большим объёмом хозяйственных работ, ограниченным количеством людских ресурсов принимается решение до минимума сократить суточный наряд и количество дежурств. Однако предлагается усилить ночные дежурства. Но в конце мая численность истребительного батальона вновь становится не менее 50 человек, и батальон переводится на казарменное положение.

 К концу 1942 г. и началу 1943 г. - Лебедянь вновь на грани чрезвычайного положения. Сверху снова спускают приказы о всеобщей мобилизации народного ополчения. На горизонте величайшее сражение на Курско-Орловской дуге. В 1943 г. истребительный батальон также состоит из двух взводов (8 отделений), командир батальона – начальник РО милиции Панкратов Степан Семёнович. Командиры младших звеньев имеются не полностью, так как часть из них выбыла за пределы района. Панкратов С.С. вспоминает то не простое время:
 - В мае 1943 года я прибыл в Лебедянь, чтобы возглавить районный отдел милиции. Положение было очень тревожное. Кое-кто из бывших кулаков начал разбойничать, грабить, запугивать население. У нас было немало добровольных помощников в борьбе с ними.
Фронт был не так уж далеко от Лебедяни. От своего руководства мы, работники районного отдела милиции, получили такой приказ: «Покидать город разрешается только в случае его захвата немцами. Если не удастся пробиться к фронту, уходите в партизаны». Мы готовились к новым испытаниям…

 Дальнейшая деятельность Лебедянского истребительного батальона в просмотренных архивных документах отражения не находит. Вероятнее всего, обстоятельства сложились следующим образом: после поражения Вермахта на Курской дуге, фронт естественным образом отодвинулся в западном направлении, вследствие чего в городе и районе обстановка стабилизировалась. И в дальнейшем, до конца войны, острая потребность в содержании истребительного отряда и поддержание его в боевой готовности просто-напросто отпала. Скорее всего, батальон был расформирован на очередном заседании бюро РК партии. Возможно, что младшие командиры отряда и наиболее активные бойцы потом были зачислены в ряды районного отдела милиции, других призвали на фронт…

Смотреть архивные данные.

 

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100Rambler's Top100
Индекс цитирования сайта www.lebedyan.com Лебедянь