Тихон Васильевич Чурилин (Тицнер) (17 мая 1885-1946). Поэт серебряного века. Родился в Лебедяни Тамбовской губернии (ныне Липецкая область). Автор сборника стихов “Весна после смерти” (1915); романов — “Тяпкаптань”, “Российская комедия”, “Гражданин Вселенной” (незавершенный).

Тихон Васильевич ЧурилинВосстановить утраченное, открыть новое, даже просто признать существование сколько-нибудь значительного факта — на это нужны усилия, наличие доброй воли. Не всегда и не у всякого появляется интерес и желание возвращаться к давно прошедшему, пытаясь понять, например, необычный талант литератора, слывшего при жизни нищим, безумным, свободным художником. Однако историческая справедливость требует вспомнить. Имя Тихона Чурилина, нашего земляка, поэта загадочного и фигуры интересной стало появляться из почти полного забвения в последние годы. Стараниями немногочисленных энтузиастов в прошлом году было скромно отмечено 120-летие со дня его рождения. Тем не менее, творчество Чурилина в основном остается предметом исследования для узкого круга специалистов. Нынешней широкой публике необычный поэт, вошедший в историю в начале прошлого века как символист, футурист, авангардист со своим „мрачным» стилем по-прежнему почти незнаком. Хотя это упущение явное. Уж слишком ярким всплеском на литературном фоне были его стихи-сны, его фантастическая критика.

Тихон Васильевич Чурилин родился 30 мая 1885 года в Лебедяни. Был усыновлен Василием Ивановичем Чурилиным, торговцем, трактирщиком. Мать Тихона, Александра Васильевна, происходила из семьи ефремовских купцов Ломакиных. С детства Тихон Чурилин приохотился к чтению. После окончания прогимназии он покинул Лебедянь, уехал в Саратов, потом в Москву, поступил учиться на медицинский факультет университета, потом на филологический. Затем перешел в Коммерческий институт. Его мятущаяся, эмоциональная натура требовала экстраординарного выхода. Чурилин участвовал в деятельности большевистских организаций, перешел к коммунистам-анархистам. Жил недолго в эмиграции, вернулся, попал в психиатрическую больницу. Да и вся его дальнейшая жизнь довольно трагична и неустроена.
Как поэт заявил о себе в 1908 году. В журнале „Нива» было напечатано его стихотворение „Мотивы», выдержанное в традициях русской классической поэзии. Сюжет „оскудения», „запустения», психологические метафоры, острое сопереживание человеческому горю, неопределенности в этот период для него весьма характерны. В 1915 году появилась его первая книга стихов. „Весна после смерти». Здесь уже видна явная символика, перекликающаяся с творчеством Лермонтова, Андрея Белого. Книгу назвали символико-экспрессионистской. Она сразу стала библиографической редкостью из-за мизерного тиража в 240 экземпляров. Иллюстрации-литографии были сделаны Натальей Гончаровой в разных манерах. В этот период его заметили. Оценили его стихи Н. Гумилев, А. Блок. Оказались неравнодушными В. Хлебников, В. Маяковский, Н. Асеев. И вот странности судьбы — одним из своих учителей Чурилина считала Марина Цветаева. Он познакомился с ней в марте 1916 года. Анастасия Цветаева писала: „…черноволосый и не смуглый, нет — сожженный. Его зеленоватые, в кольце темных воспаленных век, глаза казались черны, как ночь (а были зелено-серые). Его рот улыбался и, прерывая улыбку, говорил из сердца лившиеся слова, будто он знал и Марину, и меня… целую уж жизнь, и голос его был глух… И не встав, без даже и тени позы, а как-то согнувшись в ком, в уголку дивана, точно окунув себя в стих, как в темную глубину пруда, он начал сразу оторвавшимся голосом, глухим, как ночной лес… Он… брал нас за руки, глядел в глаза близко, непере- даваемым взглядом, от него веяло смертью сумасшедшего дома, он все понимал… Рассказывал колдовскими рассказами о своем детстве, отце-трактирщике, городе Лебедяни… И я писала в дневник: „Был Тихон Чурилин, и мы не знали, что есть Тихон Чурилин, до марта 1916 года».
Сегодня стихи его известны меньше, чем кратковременный роман с Мариной Цветаевой, которая называла его гениальным поэтом.
Его футуристические находки в области ритмики и интонации соседствовали с пророчествами и апокалиптическими образами. В „Сборнике нового искусства» даже друзья поэта писали, что книги Тихона Чурилина стоят в стороне, он как одинокий фанатик-пустынник неузнанной красоты. Чтобы понять его красивые и музыкальные стихи, нужно было знать секрет.
В 20-х годах в своих заметках Чурилин сообщал: „Стихов больше не пишу, работаю как литкритик, теоретик художественного материализма…». В духе времени он требовал максимального сближения литературы с жизнью, но все-таки выступал против тех, кто уверял, что „главное — мысль, идея, идеология».
Маяковскому удалось уговорить Чурилина вернуться к поэзии. К 32-му году был подготовлен сборник „Жар — жизнь», но в печать не вышел. Последняя прижизненная книжка „Стихи Тихона Чурилина» появилась в 1940 году в издательстве „Советский писатель». В ней были стихотворения, написанные в 1932 — 1939 годах. Тема смерти из них исчезла, осталась тема борьбы за жизнь, концепция любви, разлуки. Книгу посвятил своей второй жене Брониславе Корвин-Каменской, художнице.
В последние годы жизни Т.В. Чурилин оборвал литературное творчество, замерла его переписка, прекратились просьбы о помощи. Смерть жены в 1945-м году стала для него катастрофой. Чурилин в тяжелой депрессии был госпитализирован. В больничных бумагах нашли запись о дате поступления его в больницу и его смерти — 28 февраля 1946 года.
До сих пор неизвестно, где и кто его похоронил. Если похороны были „казенные», то урну с прахом могли похоронить и в братской могиле. Но в списках его фамилии не найдено.
Поэт, сложный для восприятия, Тихон Чурилин выпустил при жизни всего несколько книг стихов и прозы, хотя часто публиковался в периодических изданиях. Остались и неопубликованные произведения, в частности, незавершенный роман о К. Циолковском „Гражданин Вселенной», Ему не удалось прорваться к широкой публике, но все-таки в последние годы интерес к его творчеству пробуждается. Наверное, этот странный, скандальный, неповторимый поэт дождется времени, когда и для его стихов придет свой черед.
Публикации последнего десятилетия и редкие более ранние все-таки свидетельствуют о незаурядности его творчества и судьбы. Иначе забвение поэта длилось бы дольше. Но говорить о его полном возврате в историю литературы, наверное, еще рано.

Из стихотворения „Мотивы»
Люди уезжают. Старый дом пустеет,
Холодом и мраком от громады веет.
Впадинами окна в темноте зияют.
И на землю стены тень свою бросают.
„Люди уезжают, — шелестят ветвями
Старые деревья, — попрощайтесь с нами».
И доносит ветер те слова приветом.
Чтоб узнали люди вовремя об этом…

По материалам Лебедянского краеведческого музея подготовил А. Ковырялов.
Лебедянские вести. 23 мая 2006 г.