5 октября исполнилось 90 лет со дня рождения советского скульптора В.И. Морозовой. Валерия Ивановна родилась в Лебедяни 1926 года в семье военнослужащего Ивана Андриановича Морозова и учительницы начальных классов Варвары Михайловны Морозовой (ур. Константиновой). Отец Валерии Ивановны, Иван Андрианович Морозов происходил из жителей Покровской слободы города Лебедяни. Их небольшой деревянный родовой домик до сих пор стоит на нынешней улице Ситникова (бывшей Покровской).

dom_valerii_morozovoi_v_lebedyani

В отличие от нагорной части города, в Покровской и примыкающей к ней Инвалидной слободе зажиточных купцов или дворян не было. Зато за редким исключением жители хорошо знали друг друга, по-соседски ходили друг к другу в гости.

Здесь, напротив приходского Покровского храма жил местный батюшка и отец будущего известного писателя Евгения Замятина о. Иоанн. Многие усадьбы на Покровской принадлежали бывшим военным (по старому – инвалидам), которые стали селиться здесь ещё со времен Екатерины. Одним из отставников был отец Ивана Андриановича запасной унтер-офицер Андриан Матвеевич Морозов. Возможно, под его влиянием, окончивший школу сын Иван, бросил работу писаря и поступил в лётное училище в Липецке.

Первые мастерские по сбору французских самолётов типа «Люран» появились в Липецке ещё в 1916 году, когда Ивану Морозову исполнилось девятнадцать. Уже после революции с липецкого аэродрома взлетали тяжёлые бомбардировщик «Илья Муромец» и сопровождавшие их лёгкие аэропланы «Лебедь», участвовавшие в боевых действиях гражданской войны.

самолет илья муромец

Вероятно, стать дипломированным летчиком Морозову так и не далось. Едва сформированная Липецкая школа советских лётчиков, вскоре закрылась. Вернувшись в Лебедянь, Иван Андрианович некоторое время служил в Лебедянской ВЧК, но долго там не выдержал и по личной просьбе был переведён на другую работу, став директором ФЗУ металлургического завода «Свободный сокол» в Липецке. Пока отец перевоспитывал беспризорников, обучая их рабочим специальностям, семья оставалась в Лебедяни. Юная Валерия со старшей сестрой Женей учились в школе, много читали, активно участвовали в школьной жизни.

Война нарушила ход мирной жизни. В 1941 году семья партработника Морозова была эвакуирована в Узбекистан. Здесь сёстрам пришлось работать на сборе хлопка-сырца, таскать огромные тяжёлые мешки. Однако яркие детские впечатления от новой обстановки уводили трудности быта на второй план. В свободное время Валерия делала на клочках бумаги карандашные зарисовки, довольно точно передавала движения людей, животных и местный колорит. По возвращении в Лебедянь в 1942 году Валерия рисовать не бросила. В школе она с удовольствием оформляла школьную стенгазету, участвовала в выставках педкабинета при РайОНО.

После войны Ивана Андриановича перевели на должность директора ФЗУ при Первой ситценабивной фабрике в Москве. Семье поселилась в небольшой служебной квартире неподалеку. Старшая сестра поступила во 2-ой медицинский институт. Казалось, судьба младшей дочери также была предрешена. Окончив школу и приехав из Лебедяни, Валерия по воле отца поступила в фармацевтический институт. И вскоре поняла, что душа к химии у неё не лежит. Спасла дочь мама. В тайне от мужа она отнесла рисунки дочери в Московский институт прикладного и декоративного искусства. В 1946 году Валерию Морозову зачислили в подготовительную группу института.

Отец, узнав об этом, не разговаривал с «Вавой» больше года, посчитав её увлечение несерьезным. Но детское увлечение стало делом всей жизни. На первом курсе наставником Валерии Ивановны стал потомственный художник, народный художник СССР, вице-президент Академии художеств СССР и лауреат трёх Сталинских премий Матвей Генрихович Манизер. Автор целого ряда скульптурных монументов, установленных в крупных городах Советского Союза, М.Г. Манизер ещё до войны прославился своими работами в Московском метрополитене (всем известна станция «Площадь революции» с вписанными в арочные проёмы бронзовыми статуями представителей разных профессий). Способная ученица старалась не подводить своего учителя.

надгробие К.Н. Игумнова (дипломная работа В.И. Морозовой)На защиту диплома в 1952 году Морозова представила работу «Надгробие пианиста Игумнова». И хотя Валерия Ивановна никогда не была на концертах Константина Николаевича, ей хорошо удалось угадать манеры и пластику своего известного земляка. Люди, знавшие его, были поражены тем, с какой точностью молодая художница смогла передать ту поза, в которой пианист сидел между исполнениями произведений, глядя в зал.

На последних курсах Манизер обычно поручал некоторым своим студентам оплачиваемую работу. Валерия Ивановна со своей одногруппницей под руководством архитектора Душкина делала декоративные вставки на фасаде жилого дома на проспекте Мира, оформляла постамент надгробия Академика металлургии А.А. Байкова (автором самой скульптуры был М.Г. Манизер). В 1952 году начались работы по обновлению территории и павильонов ВДНХ.

ВДНХ - вид на вход и центральный павильон

Двум своим ученикам – Морозовой и Альтшуллеру Манизер поручил оформление центрального павильона. Морозова выполнила множество рельефов, а в парной композиции на тему Сталинской конституции, где студент передаёт эстафету знаний (право на образование) десятикласснице, Валерия Ивановна лепила десятиклассницу. Апологет социалистического реализма в скульптуре, М.Г. Манизер на примере классической скульптуры прививал своим ученикам дисциплину, добротность и хороший вкус.

В 1957 году Валерия Ивановна вошла в группу молодых художников для работы на фестивале молодёжи и студентов. «Голова негритянки», выполненная Морозовой в дереве, участвовала в нескольких московских выставках, в том числе в выставке «Советская Россия» в Манеже. Представленная там в 1960 году скульптура В.И. Морозовой «Хлеб» стала её вступительным экзаменом в Союз художников СССР. Фигура женщины с хлебом была отмечена искусствоведами, а некоторые посетители выставки даже читали перед ней стихи, посвящённые русской женщине.

К тому времени, В.И. Морозова уже стала матерью и была замужем. Муж Валерии Ивановны – В.И. Бочков работал модельщиком производственно-художественного комбината, увеличивал авторские скульптуры до размера нужного монумента. Под руководством Е. Вутетича участвовал в создании многих мемориальных комплексов в городах СССР, впоследствии работал архитектором в Москве.

В середине 1960-х социалистическийe реализм доживал свои последние дни, академизм постепенно уступал место эмоции и романтике, в скульптуре стали появляться новые формы, менялась манера исполнения. Спасением для Морозовой стала творческая группа, образованная при Союзе художников Москвы. Впоследствии Валерия Ивановна с теплотой вспоминала то время как счастливую пору фантазии и экспериментов с материалами и цветом. скульптурные работы Валерии Морозовой на выставке в лебедянском краеведческом музееВ это время ей удалось осуществить многие свои задумки: яркие декоративные тарелки, вазы, кувшины, скульптурная голова мексиканки, голова сирийской женщины (по эскизами фестиваля 1957 года), скульптуры «Утренняя гимнастика» и «Расти сильным», выполненные к Всесоюзной выставке «Физкультура и спорт».

Любимые темы – труд, материнство, детство, сказки – скульптор теперь реализовывала и в керамике. В мастерскую приобрели муфель для обжига. В перерывах между заказными работами Валерии Ивановне удаётся творить, что называется, для души. Так родились «Портрет строительницы», «Расклейщица афиш», «Портрет Жана Габена», «Портрет рабочего типографии», «Портрет рабочей АЗЛК», статуэтка «Мирей Матье», керамические пласты «Снегурочка», «Древний Псков», «Камчатка», скульптуры малых форм «Серебряное копытце», «Хозяйка медной горы», «Ящерка», «Фазан» и др.

в лебедяни открылась выставка работ скульптора валерии морозовой

Впрочем, и основная работа давала простор для творчества. В созданных В.И. Морозовой детских площадках игровые элементы сочетались с декоративной скульптурой авторской покраски. Сказочные темы позволяли развернуться авторской фантазии и юмору. Её «Мойдодыр», «Золушка», «Карлсон», «Змей Горыныч», «Павлин», «Кот в сапогах», «Айболит», «Чудо-дерево», «Лиса и петух» стали частью счастливого детства многих ребятишек в Москве, в городах Урала и Кубани. Большинство малоформатных работ из своей мастерoской В.И. Морозова подарила своему родному городу в 2000 году, и они бережно хранятся в Лебедянском краеведческом музее.

скульптурные работы Валерии Ивановны Морозовой в фондах лебедянского краеведческого музея

Валерии Ивановны не стало в апреле 2015 года. Разбирая архив матери, её дочь Ирина Коростылёва обнаружила большое количество эскизов – нереализованных идей, так никогда и не ставших скульптурами. По её словам, несмотря на богатое творческое наследие, Валерия Ивановна «больше всего времени уделяла своей семье, которая всегда оставалась для неё на первом месте. Соединять в себе профессиональное и человеческое удаётся не всем и для каждого художника это всегда очень сложный выбор. Мама успевала всё, всегда была на высоте, исполняя свой долг, долг художника и долг матери».

Отдавая долг памяти мастеру, мы вспоминаем сегодня всех, кто своим трудом и творчеством прославлял нашу малую родину.

Валерий Акимов, Лебедянский фонд культуры.

Автор благодарит дочь скульптора И.В. Коростылёву и краеведа Е.Н. Пичужкова за помощь в подготовке статьи.