И. ТургеневМай и июнь 1843 года Иван Сергеевич Тургенев провел в селе Спасское-Лутовиново Мценского уезда Орловской губернии. Как и всегда, во время приездов в родное село, он ходил на охоту, разъезжая по Орловской и соседним губерниям. Но на этот раз, выполняя поручение матери, он дол жен был съездить в село Сасово Елатамского уезда Тамбовской губернии, где у Тургеневых было не большое родовое имение.
Нелегкими были в старое время такие, путешествия без железных дорог по проселкам в тарантасе, запряженном парой или тройкой лошадей. «Невесело, – пишет Иван Сергеевич в рассказе «Лебедянь», – переправляться через животрепещущие мостики, спускаться в овраги, перебираться вброд через болотистые ручьи, не весело ехать целые сутки по зеленоватому морю больших дорог и невесело питаться по неделям яйцами, молоком и хваленым ржаным хлебом». Лошади пристали. Тургенев решил заехать в Лебедянь, где в то время проходила Троицкая ярмарка, чтобы купить новую  тройку коней.
домик с вывеской «Ресторация"Иван Сергеевич рано утром по Елецкой улице въехал в город. А вот и Тихий Дон. Через реку мост на сваях. На берегу двухэтажный каменный – домик с вывеской «Ресторация”. (Этот дом стоит в Лебедяни и поныне).
Усталые лошади писателя с трудом поднялись на крутую Тяпкину гору, проехали мимо двухэтажного каменного дома купцов Проскуриных (ныне в нем помещается стационар районной больницы) и оказались на Сенной площади. Справа – купола Старого собора и церкви отражали лучи восходящего солнца. Между церквами – огромное здание тюремного замка. С Сенной площади Иван Сергеевич свернул на Христорождественскую улицу (ныне улица Мира), проехал, мимо особняка купца Неронова на углу с Кузьминской (ныне Интернациональной) улицей и остановился против одного из домов, на котором красовалась вывеска: «Трактир с номерами для приезжающих купца И.И. Голева”. Писатель приказал кучеру ехать во двор и распрягать лошадей, а сам поднялся по крутой лестнице на второй этаж. Половой, встретивший гостя, отвел ему номер и сообщил новости о ярмарке. Наскоро переодевшись, Иван Сергеевич поспешил на ярмарочную площадь.
В 30-40-х годах прошлого века Лебедянь по ярмарочной торговле занимала четвертое место в России, уступая лишь Нижегородской, Макарьевской, Курской-Коренной и Ирбитской ярмаркам. Ежегодно в городе устраивались 4 ярмарки: Крещенская, Троицкая, Покровская и Преображенская. Из них на первой торговали одну неделю, на Троицкой и Покровской две-три, на Преображенской возле Кладбищенской церкви – всего три дня. Население Лебедяни в 40-х годах прошлого века не превышало трех с половиной тысяч человек. Во время ярмарок оно вырастало до 10 и более тысяч. Чтобы разместить, и накормить съехавшихся гостей в городе открывалось значительное число временных гостиниц, трактиров, столовых и просто кабаков. В гостиницах номера сдавали только помещикам и богатым купцам. Публика, попроще находила приют в трактирах. Остальные снимали помещения у обывателей города. Иван Сергеевич еще не был в Лебедяни. Поэтому, выйдя из трактира, он с интересом рассматривал город.
Против трактира купца Голева протянулись деревянные лавки гостиного двора, за ними возвышалось здание Нового собора, построенного недавно в классическом стиле. Это была восточная часть сохранившегося и доныне здания. Его вторая часть была пристроена позднее. Писатель свернул на Большую Дворянскую улицу (ныне Советская). Первые три большие дома от угла принадлежали купцам Игумновым, оптовикам по торговле хлебом и скотом. Угловой дом напротив – виноделу-греку. В подвалах у него хранились большие запасы виноградных вин, известных во всей Тамбовской и соседних губерниях.
Обширная ярмарочная площадь, до которой не торопясь добрался Иван Сергеевич, вся была застроена, торговыми помещениями. Выставленные на продажу товары размещались в известном порядке. Восточный край площади к Стрелецкой слободе был занят лесными материалами и щепным товаром. Здесь продавали лес в бревнах, тес, дрова, куб, мочалу, кули, циновки, рогожу, лыки, лапти, шла бойкая торговля деревянно-крашеной посудой, бочками, кадками, колесами и т. п. Сбоку щепного товара приютилось несколько кузниц, а за ними разместились балаганы так называемого обжорного ряда, в которых жарили, пекли и варили для желающих, вкусно покушать на воздухе. Левее, в хлебном ряду, торговали зерном, мукой, и хлебным изделиями: развесным черным и белым хлебом, булками, калачами, баранками. Сзади хлебного ряда раз мешалась торговля овощами и фруктами. Здесь вовремя Покровской ярмарки высились целые горы яблок и арбузов. Еще левее, по самой середине площади, тянулись «панские ряды» с товарами для привилегированной части тогдашнего общества, куда простому народу ехать не полагалось. В «панских рядах» продавалась лучшая продукция отечественной и заграничной промышленности.
«бабьи ряды»Против нынешней улицы Свердлова (тогда Гороховской) помещался просторный балаган разъездного цирка, за ним карусель, качели, зимой – ледяные горки и другие развлечения. Наконец, ближе к Кузнецкой слободе размещались «бабьи ряды», где продавалось все то, что было необходимо для крестьянского хозяйства.
По всей Тульской улице по обеим сторонам с проходом по середине размещались конные ряды. Лебедянь славилась конными ярмарками. Обычно ремонтеры, закупавшие лошадей для кавалерии на юге России, сводили их в Лебедянь и здесь инспектора осматривали их и обменивали негодных лошадей на лучших. В 1843 году было приведено в Лебедянь на Троицкую ярмарку лошадей на 548 тыс. рублей, Крещенскую на 308 тыс. и Покровскую – на 1146 тысяч рублей.
Вот как описывает конную ярмарку в Лебедяни И.С. Тургенев: “На ярмарочной площади бесконечными рядами тянулись телеги, а за телегами лошади всех возможных родов. Рысистые, заводские битюги и гладкие, подобранные по мастям, покрытые разноцветными попонами, коротко привязанные к высоким крюкам, боязливо косились на слишком знакомые им кнуты своих владельцев-барышников…». Иван Сергеевич купил на ярмарке двух лошадей, а третью подобрать не успел. После обеда в трактире, о котором писатель вспоминал, как о «минувшем горе», Иван Сергеевич отправился в кофейную, где ежедневно собирались ремонтеры заводчики. На время ярмарок в Лебедяни открывался театр. В нем обычно играла одна из кочующих по ярмаркам труппа или привезенные помещиками в город крепостные актеры. Во время посещения Лебедяни Тургеневым в театре ставили оперу «Пан Твардовский» композитора А.Н. Верстовского. Из артисток писатель называет Вержбицкую иСопикову. В Лебедяни играли такие крупные в своё время актеры, как Н.X. Рыбаков и П.М. Садовский. Один из героев комедии, А.Н. Островекого «Лес» Несчастливцев рассказывает своему спутнику, что он играл в Лебедяни «Велизария».
Богатые купцы иногда откупали театральные представления лично для себя. П.М. Садовский рассказывает в своих воспоминаниях, как толстый купец, развалясь в креслах, смотрит на сцену, где целая труппа актеров ему одному на потеху разыгрывала комедии и водевили. Но вот пьеса показалась «их степенству» скучной. «Не надыть, брось, – командует он, – валяй лучше плясовую!» Актеры бросают, на полуслове свои роли и «валяют плясовую».
На другой, день Иван Сергеевич отправился смотреть лошадей по дворам. Такие дворы с продажными лошадьми были разбросаны по улицам города, писатель начал осмотр с известного барышника. Ситникова. Четыре дня провел Иван Сергеевич в Лебедяни, а через неделю на обратном пути вновь завернул в город. Ярмарка еще продолжалась. Переночевав в том же трактире, Тургенев уехал из Лебедяни, чтобы потом описать свои впечатления в рассказе «Лебедянь».

П. Черменский, действительный член Географического общества СССР
// Ленинское знамя. 12 ноября 1968 г. №263 (12 215)