Братское кладбище, на котором покоятся останки почти двухсот солдат и офицеров Красной армии, сейчас отмечено мемориальной доской с именами павших. К сожалению, несмотря на то, что ещё в 2013 году уточненный список был передан в городскую администрацию и с тех пор неоднократно публиковался в средствах массовой информации, мемориальная доска не обновлена и не содержит имён всех похороненных здесь.

Тем не менее, остаются архивные документы, а редакция ИА «Новости Лебедяни» получает письма от потомков воинов, похороненных на этом кладбище. Информацией о погибших героях мы продолжаем делиться с лебедянцами.

Семён СпиридоновиСидоров С.С.ч Сидоров (1907-1942), якут по национальности, родился в селе Михайловка Амгинского района Якутской АССР. До войны работал председателем сельсовета. Как многие уроженцы тех мест был прекрасным охотником и отличным стрелком, носил почётное звание “Ворошиловский стрелок”. Был женат. В 1936 году у Семёна Спиридоновича и его жены Марии Алексеевны родился сын.

Но началась война, и Семён Сидоров вместе с тысячами других советских мужчин ушёл на фронт. Он попал в 712-й стрелковый полк 232-й стрелковой дивизии, формировавшейся на Алтае, в Бийске. На фоне 18-19-летних юношей 35-летний рядовой Сидоров был «стариком». И хотя бойцы ещё не имели боевого опыта, их воинская дисциплина и политико-моральное состояние были крепкими. В конце мая 1942 года полк прибыл в Воронеж и вошёл в состав 6-й резервной армии. Штаб дивизии обосновался в городе, а полки – в окрестных лесах. Здесь воинам предстояло завершить учебу и получить тяжёлое вооружение. Но начавшееся летнее наступление гитлеровцев нарушило планы командования. В июле-августе 1942 года полк вёл тяжелейшие оборонительные бои в 20-ти километрах севернее Воронежа, занимая позиции на донском рубеже Новоживотинное – Ямное – Губарево. У села Губарево бойцы 712 полка захватили и удерживали важный плацдарм, вели непрерывные бои вплоть до января 1943 года.

В ходе этих боёв в октябре 1942 года красноармеец Сидоров был ранен и 10 октября доставлен в тыловой 130-й хирургический походно-полевой госпиталь в Лебедяни. С тяжёлым минно-осколочным ранением левого бедра он пролежал здесь до конца ноября. Врачи, как могли, старались сохранить бойцу жизнь (из-за начавшей гангрены ему пришлось даже ампутировать ногу), но его раны были слишком серьезными. Вечером 26 ноября красноармеец Сидоров умер. На следующий день его вместе с другими умершими бойцами похоронили на воинском кладбище в Лебедяни. В Якутию родным отправили похоронку.

Вдова с сыном пережила войну. Прошли годы, в семье воина родилось 6 внуков и 11 правнуков. А один из внуков был назван в честь деда Семёном. Потомки помнят своего героя.

* * *
Не сразу, но все-таки отыскалась в Лебедяни могила летчика Вячеслава Сергеевича Лобова. В поисках захоронения его внук, также Вячеслав Сергеевич Лобов, приезжал в наш город в 1986 и 1987 годах. С помощью сохранившихся в семье документов и при активном участии поискового клуба “Омега” ему удалось установить, что дед погиб в феврале 1943 года при авиакатастрофе самолёта Ли-2 под Лебедянью.

Лобов В.С.Вячеслав Сергеевич Лобов (1912-1943) родился 22 сентября 1912 года в г.Вичуга Ивановской области. После окончания Тамбовской школы пилотов и авиатехников служил в гражданской авиации авиатехником. Женился. В семье было две дочери. Младшая родилась в 1939 году.

Война застала семью Лобовых на центральном аэродроме в Минске. Самолёты с техническим персоналом подняли по тревоге в воздух, и больше на это поле они не сели. Семьям объявили эвакуацию, но транспорта не было. Жена с двумя дочерьми 6 и 2 лет пешком с отступающими частями за полгода дошла до Вичуги Ивановской области к своим родным. Пришли почти босиком, по дороге меняя обувь и вещи на хлеб и молоко.

В это время муж воевал. Авиационную часть, где служил старший техник лейтенант В.С. Лобов, перебросили сначала в Смоленск, затем – под Вязьму. Осенью 1941 года там было жарко. Судьба, однако, хранила Лобова – в 1942 году жене пришла весточка, что самолёт сбили, но экипаж жив и скоро приедет в Москву получать новую технику. Действительно, воспользовавшись коротким отпуском, лейтенант Лобов смог на сутки заехать домой, увидеться со своей женой и дочерьми. Эта встреча с родными оказалась последней. Получив самолёт, летчик улетел на нём в Лебедянь.

Как написали потом однополчане, ночью 5 февраля 1943 года самолёт Ли-2, гружённый боеприпасами, взлетал с аэродрома военно-транспортной авиации на окраине села Троекурово и взорвался на взлёте. От экипажа мало что осталось. Тем не менее, останки погибших летчиков были захоронены на городском кладбище в Лебедяни, а после войны (по информации райвоенкома Лебедяни подполковника Белана) вместе с другими павшими воинами «были перезахоронены в братскую могилу на берегу р. Дон в г. Лебедянь».

В 1980-х годах стараниями внука фамилия В.С.Лобова была добавлена в список похороненных на воинском кладбище. В Лебедяни у входа на территорию кладбища торжественно открыли новую изменённую доску. Однако прошло время, и в результате нескольких реконструкций мемориала имя летчика странным образом с доски исчезло. В 2013 году перестало существовать как таковое и само кладбище, ещё недавно огороженное кирпичной оградой и занимавшее площадь 20 на 40 метров. Но живы потомки, которые берегут память о своих близких. Есть лебедянцы, которые хотят знать имена воинов захороненных в их земле.

Валерий Акимов. 22.06.2015 г.