У Льва Толстого в течение весьма долгой его творческой жизни было личных секретарей. Кроме всего прочего, они были советчиками в литературных и издательских планах великого писателя, от его имени отвечали на многочисленные письма, поступавшие в Ясную Поляну, описывали в моменты в его жизни и во всех его встречах с посетителями.

В 1898 — 1908 годах в Ясной Поляне жила Ю. И. Игумнова — художница, секретарь и большой друг семьи. Особенно дружила она с Татьяной Львовной, старшей дочерью писателя, тоже художницей. Юлии Ивановне, как мы считаем, повезло менее других секретарей Толстого. Они впоследствии написали множество статей, очерков и книг, а вот Ю.И. Игумнова не сделала этого, хотя могла высветить какие-то неизвестные для нас страницы жизни Льва Николаевича, так как он делился с нею самыми сокровенными мыслями. В своих дневниках «великий старец» упоминал о ней много больше, чем о ком-нибудь другом. Он называл ее то Юлией Ивановной, то Жюли, обращаясь к ней, как к дочери. Она же заботливо ухаживала за больным писателем, ездила в составе его семьи на крымский курорт в Гаспру, оказывала там ему большую помощь.
К сожалению, Ю.Игумнова не рассказала того, что подробно знала о малейших деталях жизни Толстого. Может быть, потому, что увлеклась только живописью, а, скорее всего потому, что не смогла опубликоваться. По этой причине Ю.Игумнова почти неизвестна широкому кругу читателей. И этот пробел, думается, следует восполнить.

* * *

РОДИЛАСЬ Ю.И. Игумнова в 1871 году в нашем городе, откуда рано уехала. Из рода Лебедянских Игумновых она или всего лишь однофамилица великого музыканта К.Н. Игумнова — предстояло выяснить. В краеведческой литературе ответа на этот вопрос мы не нашли. Мало что поведали нам и самые древние лебедянские старожилы, которых мы расспрашивали. Да, была, дескать, такая худенькая строгая девочка, часто видели ее у Дона с Костей Игумновым, И только.
Чтобы установить истину, мы отправились на старое городское кладбище к могильным памятникам роду Игумновых. В 20-х годах эти надгробия стали осквернять: вывернули их ломами, свалили благородный мрамор в беспорядочную кучу. Но пришло другое время; совпавшее с приездом в Лебедянь родственников музыканта. Памятники были собраны и установлены на общий постамент у южного фасада храма Преображения Господня. Судя по эпитафиям, самый молодой Иван из рода Игумновых был на 73 года старше Юлии Ивановны. Поэтому по возрасту не мог быть ее отцом. Значит, она его однофамилица, или надо найти еще один памятник! Мы осмотрели здесь все захоронения. И вот метрах в пятидесяти северо-западнее кладбищенской церкви между двумя могильными оградами увидели  хорошо сохранившийся отполированный мрамор, на котором было начертано: «Потомственный почетный гражданин Иван Иванович Игумнов. 1835-1874 годы». Кем оттащен мрамор от родового места захоронения Игумновых и зачем? Видно, кто-то пытался использовать мраморную плиту для своих, целей, но не сумел, или одумался, а при сооружении постамента ее не заметили. Теперь по христианским канонам районному отделу культуры следовало бы восстановить историческую справедливость и вернуть надгробие к фамильному захоронению.

Ю.И. Игумнова

Ю.И. Игумнова

А для краеведов найденный нами памятник расставил все по своим местам. Явившись недостающим звеном в лебедянской родословной Игумновых, он поведал о том, над чем мы так долго и безуспешно раздумывали, и чего не смогли найти в литературных источниках. А именно: художница и секретарь Льва Толстого Ю.И. Игумнова родилась в семье потомственного почетного гражданина и была двоюродной сестрой маэстро К. Н. Игумнова.

* * *

Родословная этих весьма видных лебедянских купцов своими корнями уходит к крепостным крестьянам Данковского уезда. Их предок прибыл в Лебедянь в начале 70-х годов XVIII века и открыл в городе торговлю бакалеей и вином. К тому же, по рассказам видного краеведа среднеполосья и ученого-историка П. Н. Черменского, обогащению семьи Игумновых помогли счастливые обстоятельства. В Лебедяни в то время проживал богатый виноторговец, к старости -одинокий ослепший человек, выходец из Греции. Ему принадлежал дом на Дворянской улице (этот дом уже снесен, а на его месте расположено теперь здание районной администрации) Виноторговец, заметив купеческую хватку Игумновых, имел с ними деловые связи и, умирая, отписал им дом и все свои капиталы.
Ко второй половине XVIII века предприимчивые Игумновы так разбогатели, что смогли стать спонсорами строительства в городе храма Преображения Господня (1774 г.) и Ново-Казанского собора (1828 г.). На Дворянской улице ими был построен дом с колоннами (теперь тут находится редакция «Лебедянских вестей»), который перешел потомкам старшего брата. А потомок младшего брата купил для себя и трех сыновей — Ивана, Николая и Петра — угловой дом на Дворянской улице, где ныне размещена почта, и трехэтажный особняк, известный ныне как дом Игумновых. В первом из этих домов родилась художница Ю.И. Игумнова, а во втором – пианист К.Н. Игумнов. На фасаде этого дома 30 марта 1995 года установлен барельеф в честь великого музыканта.

* * *

В детстве Юля и Костя, жившие в соседних домах на улице Дворянской, очень дружили. Девочка была на два года старше и водила своего двоюродного братика на берег Дона. Сойдя на каменную запруду, они приближались к мельнице и подолгу наблюдали, как блестят в лучах полуденного солнца водяные брызги, отбрасываемые плицами огромного деревянного колеса. Юлю, как рассказывали старожилы, восхищали созерцательные картины. Ниже по течению Дона была широкая дорога по плотине с деревянным мостом (каменный мост построили позднее). Лошади тащили по нему телеги с купеческими товарами на Троицкую ярмарку. А Костя всегда вслушивался в чарующие звуки движущейся воды и шелест прибрежного лозняка. Эта мельница с ее постоянно вращающимся колесом, как и многие другие по Дону и Красивой Мече, принадлежала их родителям — родным братьям Ивану Ивановичу и Николаю Ивановичу. Их же богатейшие родители являлись хозяевами мукомольных предприятий в уезде и всех пекарен и булочных в городе.
Но скоро Юля и Костя расстались. В Лебедяни частная женская прогимназия, часть которой ныне занимает четвертая средняя школа, была учреждена только в 1907 году. К тому времени Юлия Ивановна, окончив отделение живописи Санкт-Петербургской академии художеств, жила в яснополянском доме и полностью разделяла взгляды Льва Толстого на жизнь. А Константин Николаевич был уже профессором Московской консерватории. Знаменитый музыкант часто посещал Ясную Поляну. По старой привычке он называл Юлию Ивановну «кузина».

* * *

Ю.И. Игумнова создала несколько портретов Л.Н. Толстого. Одна из ее работ «Лев Толстой верхом на Тарнапе» хранится в музее-усадьбе «Ясная Поляна», Ей же принадлежат и многие картины живописных полей и лесов русского среднеполосья, прорезанного небольшими речками, увертливый бег которых обозначен прибрежным лозняком. И, присмотревшись, увидишь, как в просвете кустиков лозы блеснет вдруг бездонная небесная синь с одиноким мутным облачком, отраженная зеркальной плоскостью чистейшей воды.
Юлия Ивановна рисовала и детей писателя. В своей книге «О Толстом» писатель В.Ф. Булгаков скажет: «Комнату украшают два интересных портрета: во-первых, над постелью — живой портрет больной и лежащей в постели Татьяны Львовны работы художницы Ю.И. Игумновой (художницы малоизвестной, но хорошо знавшей семью Л.Н. Толстого), и, во-вторых, рядом с дверью из кабинета портрет Марии Львовны работы Татьяны Львовны: некрасивое, но серьезное, задумчивое и одухотворенное лицо любимой дочери Толстого передано на портрете очень хорошо». А вот жена Толстого Софья Андреевна не одобряла манеру письма Игумновой, называя ее картины грубыми и примитивными. Но ведь известно, что часто в оценке творчества решает не то, как изображено, а кто изобразил.
20 июля 1908 года Игумнова покинула яснополянский дом. К тому времени ей уже было почти 37 лет. Интеллигентная, умная и весьма привлекательная художница, несмотря на многих своих поклонников и обожателей, была все еще не замужем. Может быть, так и не встретила свою мечту или суженого, может быть, слишком уж увлеклась искусством, а может быть, была излишне разборчивой. Как знать? Уехала она, как повествуют изученные нами источники и записки близких ей людей, в Асканию-Нова Херсонской губернии, где работала художница в живописнейшем заповеднике. Об этом свидетельствуют, например, записки 3.Д. Леонтьевой — двоюродной племянницы Юлии Ивановны. Но и там Ю, Игумнова сохранила любовь к Толстому, припоминая его черты, изображала дорогого ей человека каждый раз по-новому.
Спустя годы, Игумнова уехала в город Льгов Курской области к родной сестре по матери — Л.Ф. Анненковой. Ее отец И.И. Игумнов умер на 39-м году жизни, и мать, как часто бывает, вышла замуж за другого. Бывала Юлия Ивановна и в Ясной Поляне, где подолгу жила, о чем в своих мемуарах пишет С.А. Толстая. А 15 марта 1918 года она встречалась в Москве с секретарями Льва Толстого Н.Н. Гусевым, В.Ф. Булгаковым, Д.П. Маковицким, что запечатлено на фото.
Юлия Ивановна Игумнова до конца жизни сохранила вольнолюбивый дух XIX века. Была, как и все настоящие интеллигенты, непрактичной, часто голодала, как и многие в то время, и чудом избежала репрессий 20 — 30-х годов. Скромные ее похороны во Льгове Курской области состоялись в 1940 году.

Н. Волынчиков, Ю. Рыжков // Лебедянские вести. 30 января 2001.