д¬ г® 
рђ¦°тЇ® м©Ё
рђЇ«жЁ­пЈў
 name=
ПЕРСОНАЛИИ
  Алексеевы
  Алешковские
  Алтуфьевы
  Ароновы
  Бажановы
  Бакулины
  Бехтеевы
  Бобарыкины
  Васильевы
  Васильчиковы
  Высоцкие
  Голубевы
  Гроздовы
  Гулевский
  Дервиз
  Двойченковы
  Добротворцевы
  Дурасовы
  Замятины
  Зарецкие
  Ивановы
  Индолевы
  Игумновы
  Иншаковы
  Константиновы
  Косинские
  Кошелевы
  Ланские
  Макаревские

Андрей НИЗОВСКИЙ

«ПОТОМКИ СЕГО РОДА СЛУЖИЛИ РОССИЙСКОМУ ПРЕСТОЛУ»
(Род дворян Алтуфьевых)

Алтуфьевы - старинный русский дворянский род, известный по документам с 1495 года. Будучи не слишком известным и богатым, род этот большей частью населял русскую провинцию, избегая столиц. Однако, это не помешало оставить Алтуфьевым свой след в истории - среди них были и воеводы, и дьяки, и один штатский генерал, и курьезный «государственный преступник», покусившийся на честь самого императора Александра III.
Между тем справочники дореволюционной России содержат мало информации о роде Алтуфьевых. Даже энциклопедия Брокгауза-Ефрона, опубликовавшая краткую справку, имеет существенные неточности и пропуски. Собирать материалы по истории рода приходится буквально по крупицам. Пока удалось установить имена и проследить биографии (в разной степени полноты) 82 представителей рода. Тем не менее, многие источники пока остаются недоступными, так что настоящий труд ни в коей мере не следует считать оконченным.
На протяжении трехсот лет род Алтуфьевых был тесно связан с Липецким краем, владея землями в Лебедянском (быв. Тамбовской губ.), Данковском (быв. Рязанской губ.) и Елецком (быв. Орловской губ.) уездах и распространившись отсюда на ряд соседних губерний. В XIX в. Алтуфьевы были внесены в:
-VI часть Родословных книг Тамбовской губернии;
-VI часть Родословных книг Орловской губернии;
-VI часть Родословных книг Курской губернии (определением Курского дворянского собрания в 1816 году);
-III часть Родословных книг Тульской губернии (определением Тульского дворянского собрания в 1817 г., дело Родословного архива Тульского дворянского депутатского собрания N73);
-II часть Родословных книг Калужской губернии (определением Калужского дворянского собрания от 22 ноября 1866 года, утверждено указом Сената N172 от 22 декабря 1866 года);
-II часть Родословных книг Новгородской губернии (определением Новгородского дворянского собрания в 1844 году, N родословной 21, дело Родословного архива Новгородского дворянского депутатского собрания N27).
Ходатайство о гербе рода Алтуфьевых было возбуждено курским дворянином, надворным советником Алексеем Ивановичем Алтуфьевым в 1815 году. Герб и его описание высочайше одобрены 5 августа 1816 года и утверждены сенатским указом 18 сентября 1816 года: «Посредине щита горизонтально изображена серебряная стена; над нею в голубом и красном полях крестообразно означены две серебряные сабли, остроконечиями обращенные вниз, в нижней части в черном поле из углов щита диагонально выходят две золотые пламенные луча». («Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи», том IX, стр. 49). В комментарии к изображению герба говорится: «Фамилии Алтуфьевых, Арефий Григорьевич, его дети Кирило и Терентий Алтуфьевы, в 7130/1622 и других годах писаны в десятнях и в городовых дворянах с поместным окладом. Потомки сего рода служили Российскому Престолу дворянские службы в разных чинах и владели деревнями. Все сие доказывается архивскими справками и копией с определения Курского дворянского депутатского собрания о внесении рода Алтуфьевых в 6-ю часть родословной книги, в число древнего дворянства».
Фамилия Алтуфьевы [Олтуфьевы] образована от личного имени Алтуфий, восходящего к календарному имени Евстафий, Евстихий – «счастливый» (греч.). Имя Евстихий рано вышло из употребления, дольше продержавшись на севере. Со временем имя Евтихий утратило конечное «-ий», начальный слог «ев-» заменился слогом «ал-», греческая буква «ипсилон», стоявшая после «т», в русском языке нередко передавалась через «у». В результате появился Алтуха (Автуха). В документах XV-XVII вв. эта фамилия встречается сравнительно редко, что позволяет предположить, что речь идет о представителях одного или, возможно, двух несвязанных с собой родов.
Впервые фамилия помещиков Алтуфьевых встречается в писцовых книгах Новгородской земли в 1495 году. В этом году в Деревской пятине, Курском присуде, при Налючском погосте владел землями Юрий («Юшко») Яковлевич Алтуфьев, первый известный представитель рода (впрочем, легко можно установить, что его отца звали Яковом, и этот Яков Алтуфьев может с полным правом претендовать на роль родоначальника).
Содержащееся в писцовых книгах подробное описание владений и доходов Ю.Я. Алтуфьева свидетельствует о том, что он в 1495 году владел имениями опальных новгородских бояр, имена которых упоминаются в описи: Андриян Брейцын, Захарий Мастеров, Яков Коробов. Все эти имена хорошо известны по письменным источникам 2-й пол. XV века, а имя Якова Коробова даже попало на страницы художественной литературы (см. Д.Балашов, «Марфа-посадница»). Известно также, что с присоединением Новгорода владения новгородских бояр, шедших против Москвы (а к ним принадлежал, в частности, Яков Коробов) были конфискованы и розданы «надежным» московским служилым людям с целью создания в Новгородской земле значительного слоя землевладельцев, лояльных к Москве. Самое большое переселение имело место в 1489 году, когда около 7 тыс. новгородских «лучших людей» были переселены во Владимир, Муром, Нижний Новгород, Ростов, Переславль, Юрьев, Кострому «и по иным городам». Взамен с 1478 по 1503 г. в Новгородскую землю было переселено около 2 тыс. человек «с Москвы и из иных городов».
Был ли Юрий Алтуфьев москвичом, «посаженным» на земли бывших новгородских бояр, или местным новгородцем, заслужившим перед великокняжеской властью? Ответа пока нет. Но как свидетельствуют те же Новгородские писцовые книги, фамилия Алтуфьевых была распространена в кон. XV века среди крестьян Новгородской земли:
«1498 г. - В деревне в вопчей в Букине на Десничникова участке двор Гридка Олтуфьев, да сын его Микулка...» (Шелонская пятина, Логовещский погост, волостка Савинская).
«1499 г. - В Новгородском уезде в Сумеренском погосте во дворе Васка Алтуфьев, пасынок его Давыдко...»
Характерно, что столетие спустя в двух городах из тех, куда высылали новгородцев - Костроме и Ростове - мы встречаем представителей рода Алтуфьевых. Таким образом, можно с большой долей вероятности предположить, что Алтуфьевы происходят из Новгородской земли.
Вместе с тем, хорошо известно подмосковное село Алтуфьево (Олтуфьево), в 1960 году вошедшее в состав Москвы. По его имени названы Алтуфьевское шоссе и ныне существующая станция метро «Алтуфьевская». Известно, что в 1585 году деревня Олтуфьево числилась «за Неупокоем Дмитриевичем Мякишевым, а в деревне двор помещиков, а в нем живут деловые люди». Дворяне Мякишевы - выходцы из Суздаля. Не могло ли быть так, что суздальцу Н. Д. Мякишеву отдали освободившееся поместье Алтуфьево после того, как его коренные владельцы - московский дворянин Юрий Алтуфьев или его отец Яков – были переселены в Новгородскую землю? Как бы то ни было, в Новгородской земле дворяне Алтуфьевы проживали вплоть до начала ХХ века
В XVI веке имена Алтуфьевых, новгородских помещиков, встречаются в числе дружинников передового полка, ходивших под началом князя Курбского и князя Серебряного в Казанский и Ливонский походы, выходивших на рубеж Оки встречать татарские полчища. Из этого рода вышли дьяк Захар Леонтьевич Алтуфьев - в середине XVI века заметный деятель московской и новгородской администраций, Борис Алтуфьев - воевода в пограничном Ивангороде в 1571 году, и Богдан Алтуфьев - в 1578-1584 гг. воевода в Одоеве, засечном городе под Тулой.
Другая ветвь Алтуфьевых с XV века служила Великим князьям Рязанским и выходцы из этого рода занимали важные посты в рязанской администрации. Нельзя исключать, что московско-новгородская и рязанская ветви происходят от одного общего корня. В те времена служилые люди могли независимо от географии своего происхождения наниматься на службу к любому князю.
В 1521 году Великое княжество Рязанское было присоединено к Москве. Влачившее последние полвека полузависимое от Москвы состояние, это княжество управлялось в те годы слабыми государями, испытывавшими на себе постоянную опеку Москвы. Последний Великий князь Рязанский Иван Иванович, казалось, будет покорным вассалом - с младых лет он воспитывался в Москве, и на рязанском престоле его окружали московские советники. Тем неожиданней явились его попытки вести самостоятельную политику. В Москве встревожились. Иван Иванович был арестован и отправлен в заточение в Москву, а на его место был прислан московский воевода. Так закончило свое существование Рязанское княжество.
Но князь Иван неожиданно бежал из заточения. В Рязанских пределах его ждали несколько верных бояр с небольшой дружиной. Этими рязанскими боярами, до последнего оставшимися верными делу рязанской независимости, были братья Сумбуловы, братья Глебовы, братья Кобяковы и братья Иван «Дуван» и Андрей «Пороватый» Алтуфьевы.
Вот что пишет по этому поводу историк Д. И. Иловайский: «Во главе приверженцев молодого князя стояли следующие фамилии Рязанских бояр: Кобяковы, Сунбуловы, Коробьины, Глебовы, Олтуфьевы и Калемины... 1521 год особенно памятен в истории Крымских набегов. В июле месяце Магмет-Гирей приближался к Москве... В ночь с воскресенья на понедельник Иван Иванович ускользнул из Москвы, и окольными путями начал пробираться к Переяславлю, надеясь завладеть своим княжеством с помощью Магмета. Но прежде нежели начать переговоры с ханом, он хотел приготовить движение в свою пользу со стороны самого населения и войти в сношение с приверженною ему партиею Рязанских бояр и детей боярских».
Снова заполучить отчий престол рязанскому князю не удалось, и он бежал в Литву, а оба Алтуфьевых благополучно вернулись после следственного «розыска» из Москвы в Рязань, и впоследствии явились родоначальниками двух ветвей рязанских дворян: Пороватых и Дувановых.В первой половине XVII века фамилия дворян Алтуфьевых снова появляется в пределах Москвы и Московского уезда. Пинай Алтуфьев, помещик Московского уезда, упоминается в 1624 г. (Иванов П.И. Обозрение писцовых книг по Московской губ., М., 1840). Менее достоверную дату указывает Л. М. Савелов - 1573 (Савелов Л. М. Родословные записи. т. I., М., 1906). Григорий Алтуфьев, дьяк Конюшенного приказа, владел поместьями в Московском и Клинском уездах. В 1634 г. «по росписи из приказу зборных запасов» поставил в армию под Смоленск «хлебных запасов 50 четвертей». Часто упоминается в документах 1620-1630 гг. (Акты Московского государства, т.I, акты 299, 300; Книги Разрядные, т.II, стб. 370, 451; Дворцовые разряды, т. I, стб.687; А. А. Федотов-Чеховской. Акты, т.I, с. 311; Книги Боярские, т.II, с.351; П. И. Иванов. Обозрение писцовых книг по Московской губ., М., 1840; П. И. Иванов. Алфавитный указатель фамилий и лиц, упоминаемых в боярских книгах, М., 1853, с.39-40).
В 1631 году упоминается Никита Григорьевич Алтуфьев, патриарший стольник (Книги боярские, М., 1853, т.2, с.138). Семен Алтуфьев, подъячий Конюшенного приказа в 1661 г. (Акты Московского государства, т.III, акт 277), по-видимому, являлся сыном Никиты Григорьевича Алтуфьева. Потомство его неизвестно, возможно, на Семене эта ветвь рода пресеклась. Кроме того, в XVII столетии Алтуфьевых можно было встретить в Ростовской земле и даже в Сибири. А история, случившаяся в 1688 году с ротмистром тюменских конных казаков Иваном Петровичем Алтуфьевым, в переработанном виде вошла в роман А. Н. Толстого «Петр Первый».
Помните эпизод, когда солдаты во главе с поручиком Бровкиным окружают раскольничий скит, а староверы сжигаются, чтобы не попасть в руки «слуг антихриста»? Эту сцену Толстой писал, используя документы, опубликованные в Х томе «Дополнений к Актам историческим», в которых подробно изложены обстоятельства экспедиции ротмистра И. П. Алтуфьева на дальнюю таежную заимку для поимки раскольников, переговоры с ними и акт самосожжения...
Солдатам И. П. Алтуфьева удалось спасти пятерых, которые «из окон выметались». Спасенные - «старцы Игнатий и Гаврила, и две старицы, и с ними ребенок мужеска полу» были доставлены в Тюмень, где были установлены их подлинные личности: «Тюменского уезду ямского охотника Максимки Черного сын Гришка, да Каегородец гулящий человек Якунка Макаров, да Тюменского же уезду две бабы, крестьянские жены». Выслушав доклад И. П. Алтуфьева и допросив «пленных», воевода отправил в Москву грамоту с описанием происшедших событий.
Главная ветвь рода Алтуфьевых с начала XVII столетия переместилась на южный рубеж России - в город Лебедянь, крепость на степной границе, где в 1613 году по 1-й статье, с поместным окладом 200 четей земли (ок. 200 га) и денежным жалованьем 6 рублей, был поверстан в лебедянские помещики сын боярский Арефий Григорьевич Алтуфьев.
Верстанье помещиков проводилось по трем статьям. Поместье давалось только при условии несения службы, и если помещик отказывался от несения службы, то оно могло быть отобрано. Поместье не передавалось по наследству, но по ходатайству помещика могло быть передано детям, родственникам или иным третьим лицам при условии несения последними «государевой службы».
Верстанье велось с учетом «отечества», т. е. родовитости, и с учетом «службы», т. е. заслуг. Тот факт, что А. Г. Алтуфьев поверстан по 1-й статье, указывает, несомненно, на его принадлежность к известному дворянскому роду. Возможно, что он был сыном Григория Алтуфьева, приказчика бояр Годуновых (упоминается в источниках конца XVI в.).
В 1617 году Арефий Алтуфьев выступает как окладчик при верстанье новых лебедянских помещиков. Судя по всему, он был грамотен, так как верстальные книги скреплены его собственноручной подписью: «К сем верстанным книгам Орефка Олтуфьев руку приложил». Окладчик - местный уездный воинский начальник, назначавший оклады дворянам. Окладчики были выборной должностью, они избирались всем городом и должны были за крестным целованьем сказать посланному из Москвы для верстанья окольничему или воеводе «кто каков отечеством и службою и кто в которую статью пригодится», т. е. в зависимости от родовитости распределить помещиков по верстальным статьям. Избрание А. Г. Алтуфьева на эту должность говорит о его весе в среде лебедянцев.
В 1618 году Лебедянь была сожжена войском гетмана Сагайдачного. После этого имя Арефия Алтуфьева в источниках не обнаружено. Спустя десять лет, в 1628 г., два сына А. Г. Алтуфьева - Кирилл и Терентий - верстаются в лебедянские дети боярские по первой статье с окладом в 100 четей земли и пять рублей: «Перва стотя. Кирила Орефиев сын Алтуфиев, Терех Орефиев сын Алтуфиев...».
После 1628 года в истории Алтуфьевых-Лебедянских пока зияет «белое пятно» в полтора столетия - никаких упоминаний о них пока не найдено. Между тем этот род был довольно разветвлен, в XVIII-XIX веках потомки Арефия Алтуфьева были внесены в родословные книги Тамбовской, Орловской, Курской, Тульской и Калужской губерний. Во второй половине XVIII века известны:
- Иван Степанович Алтуфьев. Род. в кон. 1730-х - нач. 1740-х гг. - ум. 1788 г. В 1765-1774 гг. служил секретарем воеводской канцелярии в г. Данкове. Был женат на местной дворянке. До 1788 г. жил с семьей в Данкове, имел земельный участок в слободе Сторожевой при хуторе Янышеве. В 1788 г. назначен на службу в г. Кирсанов Тамбовской губ. секретарем уездного суда, где и умер осенью 1788 г. Имел 5 сыновей: Сергея, Алексея, Василия, Михаила, пятый неизвестен; 2 дочерей - Пелагею и Марию.
- Яков Степанович Алтуфьев. В 1804 г. жил в отставке в Москве. Имел дочь Анну, ее дочь Авдотья (р. 1787 г.) замужем за чиновником Фоминым.
- Семен Иванович Алтуфьев, секунд-майор. В 1785 г. - заседатель уездного суда в г. Раненбурге Рязанской губ., в 1786-1787 гг. городничий в г. Беловодске Воронежской губ. (г. Беловодск упразднен в 1796-97 гг. Вместо него учрежден город Старобельск - ПСЗ, XXIV, 17948)
Единственным представителем тульской ветви рода является майор Петр Семенович Алтуфьев, сын секунд-майора С. И. Алтуфьева. В 1791 году П. С. Алтуфьев вышел в отставку, в том же году вступил в гражданскую службу, переименован в коллежские асессоры, жил в Туле. С 1794 г. прокурор Тульского губернского магистрата. В 1804 г. заседатель Тульской уголовной палаты, надворный советник. В 1814 - 1820 гг. судья уездного суда в г. Алексине Тульской губ. В 1817 г. определением Тульского дворянского собрания внесен в III часть Родословных книг Тульской губернии (дело N73 Родословного архива Тульского дворянского депутатского собрания). Был женат на Екатерине Дмитриевне Уваровой, дочери подпоручика Дмитрия Ивановича Уварова, тульского помещика. Потомства не имел, умер в чине надворного советника в нач. 1830-х гг.
По-видимому, также единственным представителем курской ветви рода является Алексей Иванович Алтуфьев, сын И. С. Алтуфьева. В 1792 г. он служил офицером в полку в Москве, в отставке с кон. 1790-х гг. В 1802-1805 гг. городничий в г. Рыльске Курской губ., коллежский асессор. С 1805 г. городничий в г. Старом Осколе Курской губ., надворный советник. В 1805-1834 гг. жил в Старом Осколе. С 1803 г. под присмотром А. И. Алтуфьева находился младший брат Михаил, который в 1803-1813 гг. служил в Курском губернском правлении. В 1816 г. на основании «архивских справок», представленных им в Курское дворянское собрание, А. И. Алтуфьев был внесен в VI часть Родословных книг Курской губернии. Выступал ходатаем о гербе рода Алтуфьевых, каковой утвержден Сенатом 18 сентября 1816 г. Умер в Старом Осколе в конце 1830-х гг.
Наиболее ярким представителем рода был Василий Иванович Алтуфьев (кон.1770-х - ок.1843), сын И. С. Алтуфьева, военный чиновник III класса, основатель калужской ветви Алтуфьевых. Из всех Алтуфьевых XVIII-XIX вв. он сделал наиболее удачную карьеру и достиг высоких чинов, пройдя путь от писца губернского правления до штатского генерала. На склоне лет Василий Иванович Алтуфьев написал «Памятные домашние записки», ставшие бесценным документом по истории рода Алтуфьевых. Он содержит уникальные сведения о семейных отношениях в Алтуфьевской фамилии, а с исторической точки зрения помогает понять и оценить мировоззрение провинциального русского дворянина рубежа XVIII-XIX веков.
Василий Иванович Алтуфьев родился в конце 1770-х гг. в Данкове. Всю свою жизнь он в 1840-х годах размеренно и неторопливо описал в «Памятных домашних записках», предназначенных для сыновей и внуков:
«1785 год. Городок Данков Рязанской губернии, расположенный при берегах реки Дона по течению на правой стороне, исток же впадающей в него речки Вязовни, при устье которой находится Покровский мужской монастырь, вблизи онаго вниз по течению Дона вправо, в линии недалеко отстоящей приходской деревянной церкви Успения Богоматери, на прекрасном возвышенном местоположении существовал родительский дом - вот моя родина, как я с младенчества помнить начал.
При родителях нас было пять сыновей и две дочери, но старший не превышал 16-летнего возраста, старшие учили младших, при доме были дворовые люди, батюшка был при должности по службе в сем городе, было много родственников со стороны матери, имелась земляная дача в общественном владении, в слободе Сторожевой, при хуторе Янышеве, в 5-ти верстах от города за рекою и крестьянами обрабатываемы были земли».
Потом была трудная сиротская юность, служба в лейб-гренадерском полку в Петербурге, и наконец, начало удачной карьеры: в 1798 году Василий Алтуфьев зачисляется в канцелярию петербургского военного губернатора графа П. А. Палена, оставив военную службу. В 1799 году из прапорщиков его производят в титулярные советники. В 1799 - 1802 гг. В. И. Алтуфьев служит казначеем при сборе за выдаваемые подорожные поверстных денег в штате военного губернатора Петербурга. В 1802 г. произведен в коллежские асессоры. В 1803 г. назначен в Московский почтамт (в то время служба на почте считалась весьма престижным "хлебным делом").
Во время войны с Наполеоном 1806-1807 гг. при формировании ополчения - «милиции земского войска» - В. И. Алтуфьев был назначен командиром батальона ополчения Московского уезда. Во главе батальона делал поход до Витебска, где заболел. За службу в ополчении в 1808 году награжден золотой медалью на владимирской ленте и произведен в надворные советники.В 1808 году В. И. Алтуфьев был назначен на службу в кригс-комиссариат. Более выгодной службы в России того времени не было. Кригс-комиссариат ведал закупками снаряжения для армии: обмундированием, обувью, амуницией, снаряжением, обозом и т. д (только непродовольственными запасами - закупками продовольствия и фуража занималась другая организация - Провиантский департамент). В обществе комиссариатских чиновников поголовно считали ворами и взяточниками, утверждая, что среди них существует круговая порука. Действительно, эта служба для ловкого человека предоставляла очень широкие возможности, причем для этого вовсе необязательно было нарушать закон. Но как бы то ни было, кригс-комиссариат хорошо справлялся со своими функциями и свидетельством тому является выигранная война с Наполеоном 1812-1814 гг., когда на комиссариат легли все задачи по снабжению армии, рекрутов и ополчения.
С 1808 г. В. И. Алтуфьев служил в Санкт-Петербургском комиссариате. В 1809 г. он был назначен на Украину управлять Бериславским комиссионерством, а в 1810 г. - членом кригс-комиссариатской комиссии в Кременчуге. Накануне войны, в 1810-1812 гг. В. И. Алтуфьев управлял Смоленской кригс-комиссариатской комиссией. Он уехал из Смоленска накануне вступления туда войск Наполеона, 31 июля 1812 г. По оставлении Москвы В. И. Алтуфьев ведал заготовкой припасов для армии в Коломне, затем в Рязани и Касимове, а после отступления Наполеона - в Минске. За действия в 1812 году В. И. Алтуфьев был награжден орденом Св. Владимира IV ст.
Совершенно очевидно, что В. И. Алтуфьев сумел извлечь выгоды из своей должности в комиссариате, особенно в военное время - в 1813 году он покупает имение Раздол в Калужской губернии, в 20 верстах к югу от Калуги. Он берет «временную откомандировку» и начинает устройство личной жизни. В 1816 году он вторично женится - на Наталье Сергеевне Ртищевой. Венчание состоялось 13 февраля 1816 года в городском соборе г. Лихвина Калужской губ. От первой жены В. И. Алтуфьев имел дочь Александру, от второй – сыновей Василия, Николая и Александра. Он умер в начале 1840-х гг.
Сведения о лебедянско-елецкой ветви рода Алтуфьевых появляются только на рубеже XVIII – XIX вв. Александр Алтуфьев известен пока только по своему потомству. Он жил в кон. XVIII - нач. XIX вв., являлся помещиком Елецкого у. Орловской губ. (где владел д. Буролом при с. Жерновном) и Лебедянского у. Тамбовской губ. (где владел сельцом Гнилым). Имел сыновей Николая, Алексея, Ивана, дочерей Анну и Глафиру.
Анна Александровна Алтуфьева (1793-1854), была замужем за чиновником 9-го класса Соколовым. Скончалась 17 марта 1854 года в возрасте 61 года. Похоронена в Задонском монастыре, с южной стороны собора, на ее могиле стоял чугунный памятник с надписью: «Здесь покоится прах чиновницы 9-го класса Анны Александровны Соколовой, урожденной Алтуфьевой, скончалась 17 мар. 1854 г., 61 г.».
Глафира Александровна Алтуфьева была замужем за лебедянским исправником И. В. Омельяновичем, в приданое за ней была дадена третья часть сельца Буролом.
Николай Александрович Алтуфьев, старший сын Александра Алтуфьева - помещик д. Буролом Елецкого уезда. Умер до 1870 г. Его сыну Александру Николаевичу Алтуфьеву, помещику д. Буролом Елецкого уезда, по IX ревизии принадлежало 8 крестьянских семей - 19 крепостных душ мужского пола, 15 душ женского пола, при отмене крепостного права получили в надел на всех 40 дес. земли. Крестьяне находились на издельной повинности, в 1871 г. перешли на оброк, с 1873 г. - на выкуп. В 1857 году А.Н. Алтуфьев купил у своего дяди И.А. Алтуфьева часть принадлежащего тому водяной мельницы на р. Снова в с. Жерновном за 105 руб. серебром.
Алексей Александрович Алтуфьев в 1816-1826 гг. служил в войсках Литовского корпуса под командованием цесаревича Константина Павловича, расквартированных в Польше (дело о выяснении его сословных прав, откуда взят этот факт, относится к 1816 г.). В начале 1840-х годов отставной поручик А. А. Алтуфьев проживал в д. Буролом Елецкого уезда, где ему по IX ревизии принадлежало 4 крестьянских семьи - 13 крепостных душ мужского и 11 женского пола. Крестьяне находились на издельной повинности, земли имели 24,4 дес. на всю общину. В 1842 году А. А. Алтуфьев был избран непременным заседателем Елецкого земского суда, в 1843 году исправлял должность елецкого уездного исправника.
Иван Александрович Алтуфьев, во второй половине 1850-х гг. – поручик в отставке, проживал в своем имении сельце Гнилом Лебедянского уезда, где ему принадлежало 7 крестьянских дворов - 29 крепостных душ мужского и 35 женского пола. В его владении находилось также часть водяной мельницы в с. Жерновном Елецкого уезда Орловской губернии, которую он продал в 1857 году своему племяннику Александру Николаевичу за 100 рублей серебром. Сохранился текст купчей:
«1857 года Апреля 30 дня совершена в Лебедянском уездном суде купчая крепость, выданная Поручиком Иваном Александровым Алтуфьевым, родному своему племяннику Губернскому Секретарю Александру Николаеву Алтуфьеву ж, в продаже принадлежащей первому части из мукомольной водяной мельницы, находящейся на реке Снове, протекающей Орловской губернии, Елецкого уезда, в селе Жерновом, ценою сереб. за 105 руб., при чем взыскано пошлин: 4-х процентных 4 руб. 20 коп., актовых 3 рубля. Акт писан на гербовой бумаге в 30 коп. серебром» (опубл. в «Тамбовских губернских ведомостях» за 1857 г.).
В опубликованном в 1858 году в «Журнале министерства внутренних дел» адресе тамбовского дворянства подпись поручика Ивана Алтуфьева стоит в числе дворян Тамбовской губернии, «пожелавших устроить быт своих крестьян» (т.е. приступить к началу крестьянской реформы). В том же году «Тамбовские губернские ведомости» опубликовали объявление:
«В Лебедянский уездный суд вызываются: поручик Иван Александров Алтуфьев, дворовая женка Екатерина Иванова с детьми ея сыновьями Измаилом и Никанором, к выслушанию решения по делу о иске последними от перваго вольности».
И. А. Алтуфьев был женат на Варваре Михайловне NN. 8 июля 1859 г. у них родился сын Аркадий. Второй сын - Александр. Его судьба неясна; согласно фамильной легенде, он и его жена якобы были народовольцами (документальными источниками это не подтверждается) и оба умерли в тюрьме. На попечении Аркадия Ивановича Алтуфьева осталась его племянница Варвара Александровна, которая в конце 1890-х гг. вышла замуж за лебедянского мещанина Ивана Ивановича Рязанцева.
Аркадий Иванович Алтуфьев в 1879-1884 гг. служил в Томском пехотном полку, а в 1884-1888 годах - в 1-м Закаспийском железнодорожном батальоне, который под белым солнцем пустыни прокладывал железную дорогу из Красноводска в Самарканд. Выйдя в отставку, А. И. Алтуфьев некоторое служил в полиции, а затем после смерти матери вернулся в свое родовое имение Гнилое Лебедянского уезда.
Сельцо Гнилое известно по документам с 1782 года. Считается, что его название происходит от застойной, «гнилой» воды в соседних оврагах. В первой половине XIX века сельцом владели две помещичьих семьи: Алтуфьевы и Писаревы.
По состоянию на 1885-1888 гг. имение Гнилое-Алтуфьевых представляло из себя следующее:
«ГНИЛОЕ, имение с экономической запашкой.
Владелец - В. М. Алтуфьева. Сословие владельца - дворяне.
Название имения или селения, при котором оно находится - сельцо Гнилое Сезеновской волости, от Лебедяни 12 верст, от станции железной дороги 50 верст.
Количество земли в десятинах: усадебной, под садами и огородами – 5; пахотной -79; заливного сенокоса -13; остального сенокоса - 4. ИТОГО удобной земли - 101,0 дес. Почва – чернозем, подпочва - глина.
Земля в аренду ни в каком виде не сдается.
Число рабочих и служащих в имении:
приказчик -1. Вместо жалованья получает 6% чистого дохода от полеводства.
полевых и усадебных рабочих - мужчин 2, женщин 1. Годовой расход на жалованье - 100 руб.
При скотном дворе: сроковых мужчин 1, годовой расход на жалованье 11 руб.
Годовой расход на содержание всех рабочих - 217 руб.
Количество скота: меринов 3, кобыл-маток 1, коров 2, бычков 3, телок 2, телят 1, свиней 2.
Севооборот - трехпольный. Под паром 26 дес. Ежегодно удобряется 3 дес. Под экономическим посевом - 53 дес., в том числе: рожь - 24 дес., овес - 19 дес., просо - 10 дес.
Земледельческие машины - 1 веялка-сортировка».
В 1907-1913 гг. А. И. Алтуфьев жил в Гнилом, участвуя в жизни лебедянского земства. В эти годы его фамилия регулярно появляется в списках лиц, имеющих (согласно имущественному и образовательному цензу) право быть присяжными заседателями по г. Лебедяни и уезду. В 1907-1910 гг. он избирался гласным уездного земского собрания и занимал должность одного из двух членов уездной земской управы. В 1910 г. в одном из списков присяжных заседателей местожительством А. И. Алтуфьева указан город Лебедянь.
Внучатая племянница А. И. Алтуфьева Ольга Ивановна Рязанцева (Колганова, 1903-1989), в начале 1910-х годов жившая летом в усадьбе Гнилое, рассказывала, что перед I мировой войной А. И. Алтуфьев часто жил за границей, и главный дом стоял заколоченный. О. И. Рязанцева жила во флигеле, с экономкой. Она описывала усадебные постройки как одноэтажные, деревянные. Через закрытые окна дома можно было видеть множество находившихся там книг.
В 1917-1919 гг. А. И. Алтуфьев жил в Лебедяни. В 1919 г. в город вошли казаки Мамонтова. Они пробыли в Лебедяни три дня и двинулись дальше, на Елец и Воронеж. Вместе с ними шло большое количество беженцев, и среди них - отставной поручик Аркадий Алтуфьев, которому к тому времени исполнилось 60 лет. Следы его затерялись в вихрях гражданской войны... Впоследствии большая часть казаков корпуса Мамонтова и значительное число беженцев умерли от эпидемии тифа, которая в конце 1919 года выкосила почти всю Центрально-Черноземную область. Наиболее вероятно, что и шестидесятилетний старик, шедший с войсковым обозом с беженцами по слякотным дорогам осени 1919 года, не миновал этой участи.
Последним известным представителем лебедянско-елецкой ветви Алтуфьевых был Николай Владимирович Алтуфьев, 1880 года рождения, уроженец Лебедянского уезда. В 1930-х гг. он проживал в городе Калязин по адресу ул. Энгельса, д. 25, служил швейцаром в местной амбулатории. Арестованный 21.12.1937 по обвинению в «антисоветской агитации», Н. В. Алтуфьев (из материалов дела: «русский, б/п, из дворян») 30 декабря 1937 года был приговорен тройкой УНКВД по Калининской обл. к десяти годам исправительно-трудовых лагерей. Реабилитирован по постановлению Президиума Калининского областного суда 29.07.1963 г.
Известен и еще один представитель рода Алтуфьевых, чья судьба трагически оборвалась в 1-й половине ХХ столетия. Павел Владимирович Алтуфьев в 1911 году окончил Елисаветградское кавалерийское училище, служил в 12-м Стародубовском драгунском полку. Участник 1-й мировой войны, подполковник. Участник гражданской войны. В Добровольческой армии – строевой офицер, а затем командир эскадрона в 3-м кавалерийском полку, полковник. Кавалер белогвардейского ордена Св. Николая Чудотворца. Убит в августе 1920 года в степях Таврии.

*   *   *

Чтобы не заканчивать эту статью на трагической ноте, упомянем о курьезном случае, произошедшем с одним из Алтуфьевых в годы правления Александра III (эта история была опубликована в одной из московских газет в конце 1995 г., но в какой именно - узнать не удалось, т. к. в нашем распоряжении есть только ксерокопия заметки). Дело было так. Некий Алтуфьев, сильно напившись в каком-то кабаке или трактире, начал буянить. Его попытались урезонить, указывая на висевший на стене царский портрет: «Как же тебе не стыдно буянить и охальничать перед лицом государя?»
На это Алтуфьев ответил:
- А плевал я на вашего государя!
И был тут же арестован по делу «об оскорблении Величества».
Дело Алтуфьева попало на стол императору. Полистав его, Александр III поморщился такому пустяку и начертал на папке:
«1. Дело прекратить.
 2. Алтуфьева освободить.
 3. Впредь моих портретов по кабакам не вешать.
 4. Передать Алтуфьеву, что я на него тоже плевал».

Литература: 
1) РГВИА, ф. 400, оп.17, д.2953, лл. 43-47
2) Акты исторические, т.1, стр.188-189, акт N127.
3) Алтуфьев В. И. Памятные домашние записки, веденные с 1785-го г. в разное время в Москве, Ростове (на Дону), Кременчуге, Вильне и Раздоле.- В кн.: Щукинский сборник. Вып. 8. М., 1909, с. 34-129.
4) Белоцерковский Г. М. К истории города Лебедяни и его уезда в XVII веке. Киев, 1915.
5) Волков С.В. Офицеры армейской кавалерии. Опыт мартиролога. М.,2004
6) Дополнения к Актам историческим, т.VII, с.210; т.Х, с.18-22:
7) Журнал Министерства внутренних дел, 1858, т. ХХХ, N6
8) Иловайский Д. И. Рязанское княжество. М., 1997, стр. 118-121.
9) Месяцеслов с росписью чиновных особ в государстве, 1769-1829.
10) Молева Н. М.. Земли Московской давние преданья. М., 1985.
11) Новгородские писцовые книги, т. 2, СПб., 1862, стб. 657-685; т.5, СПб., 1905, стб. 421, 425
12) Общий гербовник дворянских родов Российской империи, т. IX, с.
13) ПСЗ, т.XXXIII, с.1025.
14) Разрядная книга 1475-1598 гг., М., 1966, с. 241, с. 288, 297, 324, 331
15) Разрядная книга 1550-1636 гг., М., 1975, т.1, с. 184, с.275, 333; М., 1976, т. 2, вып.1, с.9
16) Разрядная книга 1559-1605 гг., М., 1974, с. 75
17) Разрядная книга 1559-1605 гг., М., 1974, с.151, 182.
18) Савелов Л. М. Материалы для истории рода Савеловых. т. I, М., 1894
19) Савелов Л. М. Родословные записи. т. I., М., 1906
20) Сборник статистических сведений по Орловской губ. Орел, 1877
21) Сборник статистических сведений по Тамбовской губ. Тамбов, 1891 г., т. ХVII
22) Тамбовские губернские ведомости, 1857, N38
23) Тамбовские губернские ведомости, 1858, N20
24) Чернопятов В. И. Дворянское сословие Тульской губернии. т. III, ч. III, ч.VI.
25) Электронные Книги памяти. Книга памяти жертв политических репрессий Калининской области.

Записки Липецкого областного краеведческого общества.
Выпуск VI. Липецк. 2007. С. 231-239.

  Масловы
  Морозовы
  Минервины
  Мягковы
  Нероновы
  Орловы
  Поповы
  Пальчиковы
  Петровы
  Проскурины
  Пустошновы
  Романовские
  Ситниковы
  Стрельниковы
  Толстые
  Устряловы
  Фудельманы
  Хозиковы
  Цицероны
  Черменские
  Чурилины
  Шиловские
  Булгаков М.А.
  Тургенев И.С.
  Соколов П.П.
  Кустодиев Б.М.
  Белый А.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100Rambler's Top100
Индекс цитирования сайта www.lebedyan.com Лебедянь